Депутат Европейского Парламента Татьяна Жданок

Передача «Тема недели» на радио ПИК-100FM
tatjana_zdanoka
«Тема недели» выходит в эфир по пятницам в 18.10.

Программа от 13 октября 2017 года. В студии – Татьяна Жданок и руководитель бюро евродепутата Мирослав Митрофанов.

Мирослав Митрофанов. Важнейшим для нас событием сегодняшнего дня стала подача заявки на предупредительный митинг против очередной попытки властей ликвидировать русское образование в Латвии. Этот митинг состоится 23 октября, в понедельник. Начало в 12.00 у Министерства образования в Старой Риге (напротив Пороховой башни). Мы хотим сказать министру образования Карлису Шадурскису, что так поступать со школами нацменьшинств, нельзя. Дети должны учиться на родном языке. Выпускники школ должны свободно говорить на государственном языке, но при этом не должны потерять родного языка.
Татьяна Жданок: Я обязательно буду участвовать в этом митинге перед вылетом на сессию в Страсбург. Место проведения митинга – пятачок напротив Министерства образования мне особо памятен. Первые акты протеста мы с Яковом Плинером провели здесь, будучи ещё депутатами Рижской думы, в далеком 1998 году. Тогда проблема состояла в необоснованных претензиях государства к уровню знания латышского языка для учителей. Потом последовали всем памятные события школьной революции 2003 – 2004 годов. В феврале 2004 года стояли сильные морозы. Но один из парнишек снял рубашку и на груди написал «Русским школам быть!» Сегодня мы должны быть верны идеалам тех штабистов. Сейчас они уже, конечно, взрослые люди, сами родители. К сожалению, многие из них не в Латвии. Разъехались по всей Европе в поисках работы. Вот так, порой, к сожалению, складывается судьба способных и талантливых молодых людей. Мы их теряем. И если образование действительно будет только на латышском, этот процесс только усугубится.
Мирослав Митрофанов. Сейчас речь идет о спасении начальной и средней школы, а также детских садов, поскольку крайние националисты в парламенте и примкнувший к ним Карлис Шадурскис проталкивают идею до 2020 года полностью перевести образование в русских школах исключительно только на латышский язык. Уже известны результаты той первой реформы, которую частично нам удалось приостановить 13 лет назад. Речь идет о годе 2004…
Татьяна Жданок.  Да, 1 сентября 2004 года школы должны были полностью перейти на латышский язык.
Мирослав Митрофанов. Тогда наша борьба закончилась решением «60 на 40», которое не устраивало ни одну сторону. Тем не менее тот компромисс позволял сохранять школу, ее дух, возможность постепенно увеличивать пропорцию латышского языка, так, чтобы в начальной школе были бы условия более щадящие, чтобы с детьми больше говорили на родном языке, чтобы дети могли свободно говорить на родном языке на любые темы. Сегодня достижения тех лет государство собирается отправить под пресс. Просто из глупого принципа. Ведь никаких методологических обоснований нет, никакого здравого смысла. Просто вредность: «Если мы хотим, то мы можем у вас это отнять». Такова логика правящих политиков. К сожалению, люди, которые в правительстве могли бы остановить безобразие и которые много раз это делали на предыдущих этапах, в этот раз поддались шантажу националистов и пошли у них на поводу.
Татьяна Жданок. Наша программа выходит в эфир 13 октября. В 1944 году, 13 октября началось освобождение Риги от немецко-фашистских оккупантов. Давайте также как наши отцы и деды будем готовы к отстаиванию своих прав, к борьбе за справедливость, против мракобесия, против неуважения к людям, которые говорят на другом языке, принадлежат к другой этнической группе, исповедуют другую религию. Эта идеология фашизма, которой перестрадала Европа, сегодня дает ростки в разных местах мира. Здоровое уважение к своему языку, культуре, своему народу не должно перерастать в отрицание других народов, культур и языков.
Мирослав Митрофанов. Ключевое слово здесь – достоинство и взаимоуважение. Если мы в нашей стране сможем достичь взаимоуважения с латышским большинством, то всем людям в этой стране будет обеспечено такое будущее, которое будет включать и материальную обеспеченность, и гражданский мир, и перспективы развития.
А сейчас мы перейдем от наших латвийских событий к европейским.
- Татьяна Аркадьевна, как вы считаете, что означает тот акт о независимости, который принял парламент Каталонии?
Татьяна Жданок. Есть решение международного суда ООН 2010 года о провозглашении независимости Косово. И там черным по белому написано, что провозглашение парламентом декларации о независимости не противоречит международному праву и не входит в разрез ни с какими международными документами. Если бы каталонцы шли по пути Косово, то они могли бы уже сделать заявление после избрания парламента, в котором сторонники независимости получили большинство, что «мы – независимая страна».
Каталонцы поступили более основательно. После того, как парламент был избран, они еще вели переговоры с Мадридом. Потом был опрос о независимости (я тоже была на нем наблюдателем, это был ноябрь 2014 года. Потом референдум. А на прошедшей неделе, приняв декларацию о независимости, парламент Каталонии дал время Мадриду для ответа. Была принята декларация, под которой торжественно подписались депутаты всех трех фракций, составляющих большинство парламента Каталонии. А затем было сказано, что действие декларации приостанавливается. Я знаю, что это по времени не будет очень долго. Мяч отправлен на поле Рахойя, премьера-министра Испании. И Рахой дрогнул. Если до этого он заявлял, что никакой речи и быть не может об отказе Испании от унитарного устройства, то на этот раз Рахой сказал, что готов говорить об изменении конституции в сторону федерализации.
Мирослав Митрофанов. Это был бы мудрый шаг, но я сомневаюсь, что у правительства Испании хватит смелости. Против федерализации Испании выступают избиратели правящей Народной партии. Они даже выходили на демонстрацию в Мадриде, одетыми в стиле франкистких фалангистов.
Татьяна Жданок. К тому же, чтобы изменить испанскую конституцию, требуется задействовать чрезвычайно сложную процедуру. Должен быть достигнут политический консенсус. Все депутаты даже те, которые всячески ругали референдум в Каталонии и посылали туда силовые структуры, должны проголосовать за это изменение. Потом объявляются новые выборы в парламент. И уже новый парламент должен проголосовать за новую конституцию…
Мирослав Митрофанов. К событиям Каталонии мы будем регулярно возвращаться.
На прошлой неделе продолжились переговоры между властями Европейского Союза и представителями Великобритании, которая «как бы выходит из ЕС». Я говорю «как бы», поскольку процесс этот безнадежно затягивается. На этой неделе стало известно, что нынешний раунд переговоров фактически закончился тупиком. Власти Великобритании не хотят платить ту сумму за выход, которая была выставлена со стороны Брюсселя. Речь идет о 80 миллиардов евро. Но британцы хотят сбить сумму до десяти миллиардов. А это неприемлемо для властей Евросоюза. Планирование бюджета ЕС идет на семь лет вперед. Фактически нынешний этап планирования бюджета предполагал также и взнос Великобритании для того, чтобы менее развитые страны могли бы получить помощь от властей Евросоюза для того, чтобы подтянуть свою инфраструктуру. Если Великобритания сейчас уходит из ЕС и перестает платить в бюджет, то образуется огромная дыра.
Татьяна Жданок. И, конечно, под удар попадают в частности, и программы помощи Латвии.    
Мирослав Митрофанов. Надо признать, что требование заплатить за выход из ЕС – это справедливое требование. Возвращаясь к теме безобразно затянувшихся переговоров, складывается впечатление, что после смены правительства в Великобритании может измениться отношение к самому выходу. Ведь никакой выгоды никто на той стороне пролива Па-де-Кале от бегства из Европы не получает.
Мы переходим к следующей теме недели. В Европейском парламенте продолжалось обсуждение документа, который должен изменить порядок выплат нашим командировочным работникам в странах Западной Европы.
Татьяна Жданок.  Когда я только стала депутатом Европарламента в 2004 году множество левых партий Евросоюза восстали против полного открытия рынка рабочей силы. Копья ломались вокруг Сервисной директивы, описывающей условия экспорта услуг. Она предполагала, что фирмы (например, наша латвийская парикмахерская или почтовая фирма, строительная, по уходу за пожилыми людьми) сможет работать в той же Франции или Англии, но платить те налоги, которые платят в Латвии, на основании латвийских законов, регулирующих длительность рабочего дня, размер отчислений в пенсионный фонд и так далее. То есть, территориально они «там», а юридически здесь – в Латвии. После протестов на Западе из Сервисной директивы были изъяты несколько видов услуг, например, те же почтовые услуги. Сейчас директива работает. В основном её возможностями пользуются фирмы, которые экспортируют услуги по уходу за пожилыми людьми и строительству. В директиве определено, что оплата труда командировочным должна быть не ниже минимальной зарплаты в данном секторе по стране, где трудятся наши командировочные.
В целом по Евросоюзу спор вокруг оплаты труда командировочных касается двух миллионов людей.
В чем состоят изменения, вокруг которых сейчас скрестились шпаги? Предлагается ввести более высокие требования к оплате труда по принципу «за равную работу – равная оплата». То есть, не на уровне минимальной зарплаты, а на уровне средней по сектору. Кроме того, уменьшается продолжительность работы в режиме командировки. Если сейчас контракт может продлеваться сначала на три года, потом до пяти лет, то предлагается ограничить командировку одним годом. Потом будет необходимо переоформляться в учреждениях страны пребывания, становясь ее резидентом. Те, кто продвигает эти изменения, говорят красивые о справедливости. Но имеется в виду лишь справедливость по отношению к Западной Европе – в отношении уровня зарплат там, а не интересы работников из Восточной Европы. По расчетам специалистов, если эти изменения будут введены, то половина из нынешних двух миллионов командировочных работников потеряет работу. Фирмы не смогут дальше им платить на новых условиях.
Мирослав Митрофанов. Речь о том, что подрезаются крылья бизнесу, который происходит из Восточной Европы и предоставляет услуги на рынке Западной Европы.
Татьяна Жданок: Год назад 11-ть стран, в том числе и наша Латвия, в Совете ЕС, заблокировали эти изменения, показали, так называемую «желтую карточку». Это означало, что Еврокомиссия должна была выйти с новыми предложениями. Она вышла, и сейчас все началось заново. Латвийское правительство еще не выработало свою позицию, наверное, будут ждать, что решат более крупные страны. Поляки выступают против категорически. Но я для себя уже определилась и заявила своей фракции, что я не буду поддерживать предложения, ухудшающие условия работы для наших людей в странах Западной Европы.
Мирослав Митрофанов. Следующая тема – результаты социологического опроса, которые были опубликованы на прошедшей неделе. Этот опрос заказывало латвийское Министерство культуры за деньги налогоплательщиков. Исследование проходит уже не первый год. Тема была задана политкорректно, как это принято в латвийском политическом бомонде: «каково отношение нацменьшинств к Латвийской Республике»? Результаты оказались шокирующими с точки зрения национально мыслящих чиновников и политиков.
Татьяна Жданок. Надо заметить, что именно Министерство культуры сейчас занимается проблемами меньшинств. Эта тема была им отдана после того, как ликвидировали Министерство по делам интеграции.
Мирослав Митрофанов. Да, был сделан вывод, что интеграция провалилась, поэтому отказались даже от самого слова. Если вы посмотрите публикации и политические документы нынешнего времени, то речь сейчас идет о неком «общественном сплочении».
Татьяна Жданок. Отказ от термина «интеграция» – это правильно. Я, как математик, не люблю, когда неправильно используют понятия. Интеграция – это сложение. Нельзя «интегрировать во что-то». Если «во что-то», то это уже ассимиляция.
Мирослав Митрофанов. Вернемся к исследованию. В его результате оказалось, что за прошедших несколько лет резко увеличилось пропорция таких людей меньшинственного происхождения, которые считают именно Латвию своей страной.
Татьяна Жданок. То есть, считают себя латвийцами.
Мирослав Митрофанов. Эти данные попросили прокомментировать политиков из парламента, которые представляют Национальное объединение. И они сказали, что участники опроса «все равно нелояльны, поскольку любят не ту Латвию, которую надо любить». Я же считаю, многое зависит от того, как задан вопрос. Если бы организаторы задали вопрос: «Как вы относитесь к латвийскому правительству», думаю, результаты были бы совершенно другими.
Татьяна Жданок. У слова «лояльность» есть два понятия. Есть лояльность консервативная и современная. Консервативная – это та, как ее понимают наши националы: личная преданность правительству или хозяевам. Современное понятие лояльности – это готовность соблюдать законы. При этом никто тебя не заставляет любить эти законы и не пытаться их изменить, но в рамках тех же законов.
Мирослав Митрофанов. На самом деле исследование показало, что большинство людей, которые принадлежат к русскоязычной общине, все-таки считают своей родиной Латвию. Это абсолютно естественно и нормально. И этот аргумент противоречит установке радикалов и министра образования на полный перевод обучение в русских школах на латышский язык. Поскольку это как раз уменьшит лояльность и любовь к этой стране, и доверие к ее правительству.
Татьяна Жданок: Мне кажется, у молодежи никаких проблем с языком нет. Иногда даже невозможно понять, какой у молодого человека родной язык, они прекрасно говорят на двух языках.
Мирослав Митрофанов: Исследование показало, что количество людей, которые сами оценивают свое знание латышского языка как хорошее, даже уменьшилось. Возможно это связано с эмиграцией молодежи, которая знает латышский, русский и иностранные языки.
Татьяна Жданок. Мы все латвийцы, мы здесь действительно чувствуем себя дома. Латвия – наша родина, здесь наши родные и друзья, здесь могилы наших предков, церкви и школы… 

60 минут по горячим следам (дневной выпуск в 13:00) от 11.10.17
tatjana_zdanoka

Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
«Тема недели» выходит в эфир по пятницам в 18.10
6 октября 2017 года. В студии Татьяна Жданок, руководитель бюро евродепутата Мирослав Митрофанов и политический аналитик Юрий Петропавловский.

Мирослав Митрофанов. Мы хотели начать разговор с Европарламента, с его отношения к происшедшему в Каталонии, но сегодня в Риге произошло событие, которое для русскоязычных жителей республики, вероятно, важнее. Состоялась пресс-конференция, на которой Карлис Шадурскис, министр образования, заявил, что через три года все русские школы будут переведены на обучение только на латышском языке. Вопрос Юрию Петропавловскому: как вам кажется, произошли какие-то тектонические изменения в позиции наших правящих или это такое спонтанное помутнение рассудка, связанное с предстоящей предвыборной кампанией и соревнованием с Национальным объединением?
Юрий Петропавловский. Я абсолютно уверен, что концептуальных обоснований у этого решения нет. Дело скорее в том, что господин Шадурскис, представляя партию «Единство» с ее, мягко говоря, не блестящими перспективами на предстоящих в будущем году выборах, пытается перехватить инициативу. К тому же «Единство» удачно положили лицом в грязь союзники по правящей коалиции. Вы помните, что президент Латвии выступил с инициативой регистрации гражданами всех детей неграждан, рождающихся в Латвии, а Национальное объединение изнасиловало всю правящую коалицию, заставив ее отказаться от этой мизерной уступки негражданам. В этом контексте заявление Шадурскиса – элементарный перехват инициативы у штатных националистов, на фоне которых он хочет выглядеть… еще большим националистом! Хотя я бы посоветовал господину Шадурскису помнить о том, что личные его перспективы на будущее, равно как и инициативы о переводе чего бы то ни было и куда бы то ни было, очень и очень зависят от того, как проголосуют избиратели. Второй момент, несомненно, повлиявший на «состояние умов», – печальное положение с оценкой инвестиционной привлекательности Латвии по рейтингу Всемирного экономического форума. На рейтинг, несомненно, повлияли местные панические высказываниями типа «мы на грани войны, на грани оккупации». Любая напряженность, в том числе вызванная действиями властей против своих национальных меньшинств, сказывается на инвестиционных позициях государства.
Мирослав Митрофанов. Да, но это удар со стороны Шадурскиса неприятный, нарушающий своего рода перемирие, установившиеся в государстве 13 лет назад. И я хочу напомнить радиослушателям, что уже в начале сентября прошла первая встреча активистов Штаба защиты русских школ и русскоязычной общественности, на которой было принято решение активизировать деятельность.

Мирослав Митрофанов. Перейдем к следующей теме, тоже достаточно конфликтной, вызывающей споры по всей территории Европейского Союза – о независимости Каталонии. На прошедшей неделе Татьяна Жданок была в Барселоне во время референдума по вопросу о независимости, затем события в Каталонии обсуждались в Европарламенте. Татьяна Аркадьевна, что говорят депутаты Европарламента, что говорят сами каталонцы насчет перспективы развития конфликта?
Татьяна Жданок. Существуют разные точки зрения, но уже понятно, что каталонцы не остановятся в своем стремлении к независимости, тем более после случившихся безобразий. Но встает вопрос тактики. Сейчас Барселона в ожидании следующих действий Мадрида. Каталонцы придерживаются правил ненасильственного сопротивления. Однако за неделю до 1 октября со стороны Мадрида шло мощное давление, целый ряд акций устрашения, запугивания, принуждения. Назначались штрафы членам избирательных комиссий, причем колоссальные – до 12 тысяч евро, развернулось давление на директоров школ, в которых размещались избирательные участки, вызывали в прокуратуру мэров городов, включая мэра Барселоны.
С другой стороны, тон сопротивления задавала Республиканская левая партия Каталонии, а это наши союзники по Европарламенту, – партия, последовательная в своей программе, с давней и славной историей. А СМИ обошла картинка, на которой директора и учителя школ держали в руках ключи, демонстрируя тем самым, что избирательные участки будут таки открыты в школах. Родители и учителя накануне референдума не уходили из школ под предлогом того, что проводится какой-то концерт, и действительно устраивали какие-то представления с музыкальным сопровождением. В общем, Гражданской гвардии, послушной Мадриду, пришлось силой врываться в школы, силой вытаскивать людей с избирательных участков. Я же стала свидетелем удивительного подъема и мобилизации людей. Русским Латвии бы такую сплоченность! Благодаря ей удалось организовать голосование. В воскресенье 1 октября правительство Каталонии сообщило, что каталонцам удалось открыть 73 процента избирательных участков. Правда, с утра не было интернет-соединения для проверки избирателей по электронной базе, голоса записывали ручкой на бумаге. Попытки провести голосование по СМС тоже не дали результата — сервис отключили. В итоге при голосовании принимали даже бюллетени, распечатанные дома.
Мирослав Митрофанов. Напомним результаты голосования в Каталонии.
Татьяна Жданок. В референдуме участвовали 42 процента избирателей. По спискам избирателей должно было быть примерно 5 миллионов, но часть из них вообще находились неизвестно где. Из пришедших на выборы проголосовали за независимость порядка 90 процентов избирателей.
Мирослав Митрофанов. Скажите, вам самой не было страшно, когда полиция подступала к участку, на котором вы находились, и могла начаться самая натуральная схватка?
Татьяна Жданок. Честно говоря, страшно не было. Может быть, это свойство моего характера. А может, так на меня действовал царивший вокруг подъем.
Юрий Петропавловский. Думаю, что явка на референдуме в Каталонии была невысокой потому, что провели операцию по демобилизации избирателей. Это стандартный ход. Попутно много говорили и о том, есть ли юридические основания для проведения референдума. Но юриспруденция всегда и всюду обслуживала власть. Есть властная воля – будет нужный результат, и юристы всегда найдут обоснования для позиции «за» или «против».
Татьяна Жданок. Между прочим, Юрий, в Бельгии, в Люксембурге совершенно иная концепция выборов. Там для избирателя обязательно участие в выборах, неучастие наказывается громадным штрафом.

Мирослав Митрофанов.Перейдем к вопросу о выходе Великобритании из Европейского Союза. На этой неделе Европарламент обсуждал ход переговоров. Говорят, что позиция Великобритании начала смещаться, и уже появляются голоса в пользу длительного переходного периода, на всем протяжении которого якобы будут действовать нынешние условия пребывания Великобритании в составе ЕС, все кроме бюджетных отношений. Что, Татьяна Аркадьевна, происходит на переговорах по брекзиту? В частности, как решается проблема со статусом граждан Евросоюза, проживающих в Великобритании?
Татьяна Жданок. По официальным данным в Англии находятся как минимум три миллиона 200 тысяч граждан других стран Евросоюза. В свою очередь, порядка 200 тысяч граждан Великобритании проживают в странах ЕС. Великобритания предлагает заставить наших людей получать виды на жительство, то есть стать обычными субъектами иммиграционного закона. Этого ни в коем случае не хочет допустить другая сторона переговоров – Евросоюз. Данной теме была посвящена новая резолюция Европарламента, которую мы обсуждали в среду. Причем уникальный случай - под резолюцией подписались и левые, и социалисты, и наши зеленые, и либералы, и народники. Не присоединилась группа консерваторов, в которой есть и представители нашего Национального объединения, настаивающие на том, что начинать надо не с решения о правах граждан, а с экономических вопросов.
Мирослав Митрофанов. У наших людей, живущих сейчас в Великобритании, уже начались проблемы. Например, им стали отказывать в предоставлении ипотечных кредитов, в заключении долгосрочных трудовых договоров. Практически они оказываются в подвешенном состоянии.
Татьяна Жданок. Похоже, переходный период продлится дольше, чем полномочия делегатов нынешнего Европарламента. Но скажу еще об одной части резолюции, которая, думаю, заинтересует латвийцев. Речь идет о границе между Ирландией и Северной Ирландией, которая является частью Великобритании. Сейчас границы между ними нет, но что будет с этой границей, когда Великобритания выйдет из Евросоюза? Для Ирландии эта граница становится внешней границей Европейского Союза. В свое время совместное членство Ирландии и Великобритании в ЕС помогло положить конец напряженным отношениям между католической и протестантской общинами Северной Ирландии. Если восстановленная граница вновь отделит католическое меньшинство Северной Ирландии от Республики Ирландия, то не исключено возникновение еще одной горячей точки в Европе.
Мирослав Митрофанов. Это пример того, как распад Евросоюза влияет на размораживание старых конфликтов.
Юрий Петропавловский. Замечу, что парламент Великобритании полностью зависит от поддержки северо-ирландцев. Но те настаивают, что граница должна быть совершенно прозрачной. Если нет, Северная Ирландия отказывает в поддержке Великобритании, и правительство Англии просто уходит в отставку.

Мирослав Митрофанов. На прошедшей неделе в Риге состоялась дискуссия по так называемой «проблеме 2020 года». Напомним, что с 2020 года Латвия будет получать меньше финансовой поддержки со стороны Евросоюза. На дискуссии, состоявшейся в бюджетной комиссии Сейма, назывались разные цифры, в том числе оптимистическая – до 13 процентов сокращения. Однако даже озвученные 13 процентов сократят на 60 миллионов денежные поступления в латвийский бюджет. Татьяна Аркадьевна, можно ли, сидя в Риге, сделать точный прогноз относительно изменения финансовой политики Евросоюза?
Татьяна Жданок. Думаю, что наши правящие партии просто успокаивают избирателей. На самом деле в отношении европейских фондов грядут изменения не только арифметические, но по содержанию. Будет иной подход к содержанию проектов, претендующих на финансирование из Евросоюза. Но самое главное – преобладающая часть финансирования будет предоставляться не в форме субсидий, а виде кредитов, которые Латвия должна будет со временем возвращать.
Мирослав Митрофанов. Еще на дискуссии в Сейме прозвучала успокаивающая информация о том, что, дескать, недостающие деньги будут компенсированы за счет налоговой реформы, утвержденной в этом году. Юрий, на ваш взгляд, насколько эта реформа сможет заткнуть брешь от сокращения европейской помощи?
Юрий Петропавловский. Есть два пути улучшения благосостояния страны. Это либо рост числа работоспособного населения, чего у нас нет и быть не может, либо повышение производительности труда, рост добавочной стоимости, как в Сингапуре, который при очень небольшом населении занимает одну из лидирующих позиций в мировой экономике. Но для этого надо иметь, как в Сингапуре, высокотехнологичное производство. Наша экономика, базирующаяся на сервисном обслуживании падающего западного транзита и на экспорте продукции деревообрабатывающей отрасли, не может обеспечить высокой добавочной стоимости. Кроме того обращает на себя внимание одно логическое несоответствие: недавно еврокомиссар Валдис Домбровскис заявил: он надеется, что сокращение поступлений в бюджет из-за введения налоговой реформы в Латвии можно компенсировать за счет роста поступлений денег… европейских фондов. Получается тришкин кафтан – то ли европейскими деньгами латать дыру от налоговой реформы, то ли при помощи этой реформы компенсировать уменьшение европейского финансирования.
Татьяна Жданок. Ну да, уже были предложения по борьбе с неполной занятостью. Планировали заставить фирмы платить налоги за частично занятых лиц в размере едва ли даже не большем, чем зарплаты, рассчитывая, что тем самым увеличится поступление налогов в казну. Оказалось, что поступления в бюджет стали меньше.
Мирослав Митрофанов. Через год следующее правительство наверняка будет перекладывать вину на нынешнее, дескать, оно натворило дел, и поэтому не хватает денег для наполнения бюджета. Фактически же из налоговых реформ этого года наиболее прогрессивной оказалось освобождение предприятий от налога на прибыль в случае ее реинвестирования. Об этом говорили многие годы, но чиновники все никак не находили возможность осуществить перемены. Хотя в Эстонии это давно работает, и экономическая ситуация там лучше.

Горбачев: новое политическое мышление. Красный проект
tatjana_zdanoka

Евродневник Татьяны Жданок №95
tatjana_zdanoka

Здравствуйте. Сегодня четверг, 5 октября. Завершилась первая в этом месяце сессия Европейского парламента.
Как всегда, на заседании были рассмотрены главные, привлекающие всеобщее внимание, события. Конечно же, это события в Каталонии, референдум 1 октября, на котором я была наблюдателем. К этому мы еще вернемся. А сначала быстрый отчет о тех резолюциях, которые также обсуждались.
Один из докладов был подготовлен Комитетом по правам женщин и равенству полов. Я была ответственной по этому докладу со стороны Комитета по занятости. Год назад был принят доклад о балансе между личной жизнью и работой. Было много уделено внимания облегчению семейных обязанностей, разделению их между женщиной и мужчиной, помощи государства, социальных служб. И не только по уходу за ребенком, но и за престарелыми или нетрудоспособными членами семьи. Было очень много предложений. И скоро мы преступим к рассмотрению уже директивы по этой резолюции.  В данном случае доклад об усилении роли женщины в Европейском Союзе был важным. Для меня, по крайней мере, потому что там опять поднимались вопросы баланса между семейной и трудовой жизнью, о том, что женщины недостаточно представлены в престижных профессиях, имеется разрыв в оплате за один и тот же труд между мужчиной и женщиной, нет равного баланса в уходе за членами семьи. И эту резолюцию мы, конечно, поддержали. Правда, часть депутатов из правых групп голосовали против.
Были очень важные голосования, висевшие на волоске, связанные с использованием вредных веществ и генетически модифицированных продуктов. Речь шла об определении содержания эндокринных веществ, в основном, о пестицидах. Комиссия вышла с предложением, которое защитники окружающей среды воспринимают как посягательство на принципы недопущения чрезмерного использования пестицидов, отравляющих веществ в сельском хозяйстве. Для того, чтобы отклонить предложение комиссии, нужно чтобы за такое требование проголосовало не менее половины всего состава Европарламента. У нас 750 депутатов, значит надо 376 голосов. И за такое отклонение проголосовало 389 депутатов. Это большая победа!
Мы отклонили одновременно еще одно сходное предложение, связанное уже с использованием генетически модифицированных соевых бобов. Это действительно очень важно – не допустить   снижение требований к стандартам, уже имеющимся в Европейском Союзе. 
Резолюция о позиции Европейского Союза по изменению климата. Такая очередная конференция планируется в конце года в Бонне. Здесь, что важно, выражено неудовольствие позиции президента США Трампа, высказанной на предыдущем Саммите по климату. Очень много амбициозных предложений со стороны ЕС. Как известно, Европейский Союз здесь является лидером в борьбе с изменениями климата, которые возникают по вине деятельности человека. Хотя многие оппоненты говорят, что человеческая деятельность в изменении климата вносит совсем малую лепту по сравнению с природными катаклизмами.  Но это вопрос ученым, и тут самое главное, чтобы эти ученые не были ангажированными и не работали в интересах какого-то бизнеса. Очень часто бывает, что именно так и происходит.
Один доклад подготовил Комитет по гражданским правам, юстиции и внутренним делам. Очень серьезный доклад, по нему дискуссия шла несколько часов. Доклад о системе тюрем, условий содержания их в ЕС. Речь шла о внутренней ситуации. Это действительно очень важно, потому что мы часто критикуем другие страны, забывая о том, что у нас у самих не все в порядке. Текст был подготовлен весьма прогрессивный. В этом Комитете я проработала десять предыдущих лет и хорошо знаю коллег. В частности, Алексей Димитров работал над этим докладом. Нам удалось отбить некоторые попытки снизить его глубину и требования, содержащиеся в этом докладе. Например, фраза «мы обеспокоены усиливающейся тенденцией приватизации тюрем». Депутаты из Европейской Народной партии, куда входят и четыре представителя Латвии, попытались эту фразу убрать их доклада. Нам удалось отстоять, и доклад был принят в весьма прогрессивном варианте.
Уж коль мы заговорили о тюрьмах. В тюрьмах, по мнению многих правозащитников, очень многие люди содержатся необоснованно, получив несправедливые приговоры или находясь в местах предварительного заключения до суда очень долгое время. По таким случаям Европейский парламент может принимать разные резолюции. И на этот раз была подготовлена резолюция. Но хотелось бы, чтобы такого рода резолюции были бы достаточно объективными, чтобы не служили подпоркой для политической ангажированности. К сожалению, для антироссийских выступлений очень часто используется непропорциональная атака на все, что связано с Россией. В данном случае это произошло еще раз. Несколько политических групп – Народна партия, социал-демократы, консерваторы, либералы и «зеленые», то есть, практически все, кроме левых и движений за демократию, - выступили с резолюцией, которая была посвящена Крыму и двум лидерам крымских татар, а также одному украинскому журналисту Николаю Семена, которые недавно были осуждены за разжигание межнациональной розни. Моя позиция по этой резолюции – озабоченность тем, что такие политически мотивированные приговоры могут исполняться, люди подвергаться тюремному заключению.  Это обязательно нужно проверять, направлять правозащитников, бить тревогу. Здесь обращает на себя внимание тот факт, что ничего не говорится о политических заключенных на Украине. Если сегодняшняя резолюция ссылается на какие-то доклады, например, офиса Верховного комиссара ООН по правам человека, на доклады ОБСЕ, то хотелось бы, чтобы из этих докладов факты выбирались равномерно, а не присутствовал выборочный подход озабоченности о заключении и приговоре тем или иным людям.     
Буквально на днях был вынесен приговор двум украинским журналистам, они были осуждены на девять лет по той же статье, по которой привлекался Руслан Коцаба (измена родине) просто за то, что они честно выполняли свою журналистскую работу. В частности, Руслан Коцаба прибывал не соглашаться с мобилизацией, уклоняться от нее с тем, чтобы не участвовать в гражданской войне. У меня в руках доклад Верховного комиссара ООН по правам человека, где он называет находящихся в заключении журналистов, которые ожидают судебного решения, называет также уже осужденного на пять лет Эдуарда Коваленко за высказывание позиции о военной мобилизации, напоминает, что продолжается суд над Русланом Коцабой. На какой-то стадии Руслан был признан невиновным и освобожден, но прокуратура подала протест, и над Русланом опять нависает угроза тюремного заключения. Но это почему-то не привлекло никакого внимания наших политиков в Европейском парламенте. Мы неоднократно пытались продвинуть проект резолюции по Руслану Коцабе, но получить поддержку политических групп очень трудно. Кроме наших «зеленых», которые пошли мне навстречу и согласились продвигать проект такой резолюции, другие политические группы отказались это делать. Вот такой избирательный подход.
27 сентября четыре депутата из трех разных политических групп, в том числе и я, организовали слушания. На них был в том числе и Руслан Коцаба, его адвокат, адвокат матери Олеси Бузины. Участвовал Петр Симоненко, лидер запрещенной на Украине коммунистической партии. Слушания были на очень высоком уровне. И первый раз в моей практике появились фейковые новости о том, что якобы никаких слушаний не было, что СБУ (Службе безопасности Украины) удалось их сорвать. Такие вот интересные данные прошли в интернете.
Было еще несколько резолюций о ситуации в других частях света. Но, еще раз повторю, Европейскому Союзу неплохо было бы заняться в первую очередь ситуацией с правами человека внутри самого Европейского Союза. Было два вопиющих примера такого нарушения прав человека. А именно: ситуация в Великобритании в связи с брекзитом, об ущемлении прав граждан 27 стран Евросоюза, живущих и работающих в Великобритании. И ситуация вокруг референдума в Барселоне, где были допущены несоразмерное, ужасающее применение силы со стороны центральных властей против людей, мирным образом собиравшихся изъявить свою позицию по статусу Каталонии.
Во вторник мы голосовали по ситуации в переговорах с Соединенным Королевством вокруг брекзита. Здесь вся резолюция была сконцентрирована на правозащитных вопросах. И в первую очередь на правах граждан (три с лишним миллиона граждан из 27 стран ЕС проживают в Великобритании и, наоборот, более миллиона граждан Великобритании проживают в странах Евросоюза). Уже есть очень тревожные сигналы об административных сложностях, с которыми сталкиваются наши люди, в том числе, граждане Латвии. Здесь четко сказано, что это недопустимо, невозможно никакого ухудшения ситуации и прав этих людей. Это четкая и твердая позиция Европарламента. И все дальнейшие пункты в повестке переговоров будет зависеть от того, как решиться этот приоритетный вопрос.  Отдельно выделяется еще и вопрос Северной Ирландии, поскольку в этих переговорах необходимо учитывать особый статус Северной Ирландии, достигнутый после очень жесткого периода противостояния в Ольстере. Это соглашение «Страстной пятницы» 1998 года, и предполагает оно особый статус границы между Ирландией и Северной Ирландией, особый статус граждан Северной Ирландии, которые могут иметь и ирландское гражданство. Все эти вопросы становятся важными при переговорах о выходе Великобритании, поскольку Ирландия остается членом ЕС, а Великобритания вместе с Северной Ирландией выходит. Вопрос сложный. Я думаю, что при выходе Великобритании сложности будут возникать именно в этом регионе. Даже не в Шотландии, хотя шотландский фактор имеет большое значение.  Мы знаем, что Шотландия, как и Гибралтар при голосовании были против выхода из Европейского Союза. Но за выход проголосовали более 50 процентов людей.
Я полностью приветствую эту резолюцию. Это был тот редкий случай, когда она была принята и подписана главами практически всех политических групп. Не подписали консерваторы, где часть английских консерваторов, часть польских, там же наш Роберт Зиле. Вот они не согласились с этим подходом ЕС к переговорам. Но 557 депутатов проголосовали «за», а это четкое большинство.
Эту резолюцию о том, что права граждан не должны ущемляться после изменения статуса страны, я использую очень четко для акцентирования и привлечения внимания к ситуации латвийских и эстонских неграждан.  К сожалению, здесь опять такой несимметричный подход. Как закрыли глаза на все, что происходит на Украине, так и здесь: говорят очень хорошие слова по поводу Великобритании и граждан ЕС, там находящихся, но забывают, что такая же ситуация была решена абсолютно противоположным способом в случае выхода республик Балтии из состава СССР. Как известно, в Эстонии и Латвии появились люди, резко ущемленные в тех правах, что они имели до выхода. Причем, это было сделано парламентом, знаменитое в Латвии решение 15 октября 1991 года о реконструкции и восстановлении довоенного гражданства, а все остальные люди должны проходить натурализацию. Это решение сразу же образовало большую группу населения, а это треть страны, ущемленных в правах. Парламент треть своих избирателей (парламент в марте избирали все постоянные жители страны) лишил избирательного права. Такого права были лишены и часть депутатов того же Верховного Совета. Здесь параллели очень четкие. В Советском Союзе люди очень часто приезжали в республику по назначению либо по распределению после окончания вуза как специалисты при нехватке рабочей силы, при усиленной индустриализации республики. Затем эти люди, не нарушившие никакого закона, сделавшие все в рамках существующих правил, оказались ущемленными в правах. Как раз вчера под воздействием этой резолюции и итогам голосования я написала на английском языке статью о сравнении двух «экзитов», двух выходов. В ближайшие дни она будет опубликована на сайте нашей партии. Но сделана она для другого очень популярного и влиятельного сайта.
И наконец, Барселона, Каталония, референдум 1 октября. Конечно, эмоции захлестывают. Я хочу сказать, конечно надо было там быть, чтобы эти эмоции были полными и обоснованными. Нас было примерно 60 депутатов разного уровня, которые находились там в качестве гостей каталонского правительства. Конечно, Европейский парламент не давал официального согласия на наше участие как официальных представителей Европарламента в качестве наблюдателей. Но это не исключает права и возможности каждого депутата быть там, где он считает нужным во время важного исторического политического события. Там были представители совершенно разных политических партий, групп, движений, течений. Но было очень много представителей движения Европейского свободного альянса, как депутатов, так и просто сочувствующих, молодежных организаций. Только из Шотландии приехало около двадцати человек, несколько человек из Уэльса. Очень много из других частей самой Испании: земли Басков, Валенсии, Галиции, Андалузии.  Мы все вместе были и на последнем предвыборном митинге, очень мощном, эмоциональном. Испанцы политические речи произносят на очень высокой ноте – южные люди. И эти политические выступления были впечатляющими, великолепный оратор лидер партии, входящей в наш Европейский свободный альянс Ориоль Жункерас, он заместитель председателя правительства. А раньше был депутатом Европейского парламента, моим коллегой. Карлес Пучдемон председатель правительства Каталонии. Еще один мой коллега, депутат Европарламента Рауль Ромева, министр иностранных дел. Вот они лидеры этого всего движения, конечно, они выступали на этом митинге. Рауль Ромева конечно же работал с нами, с зарубежными гостями.  Мы были распределены по всей территории Каталонии. Три года назад я была в окрестностях Барселоны, то сейчас наша команда работала в самой Барселоне. Я, как официальный представитель с официальным документом, возглавляла группу примерно из 25 человек наблюдателей из партии Европейского Свободного альянса (это те же шотландцы, представитель Уэльса, Валенсии и разных других европейских и испанских регионов). В основном, молодежь. Мы посетили восемь избирательных участков. На двух из них мы реально физически стояли вместе с каталонскими активистами в живой цепи, защищая эти избирательные участки. Нас Бог миловал, мы не попали в стычку с полицией. В первом случае полиция сразу же отступила, как только увидела, что люди готовятся защищать подходы со стороны черного входа. Во втором случае мы простояли гораздо большее время, практически два часа. Причем, это была узкая улочка в Старой Барселоне, в центре города. Школа громадная, занимала целый квартал, и нужно было по ее периметру выставить живую цепь. И это было сделано! Надо было видеть этих людей, готовых защищать школу, избирательный участок. Одна девочка стояла рядом со мной и, видя, что у меня мандат депутата и официальный мандат, спросила: а вы сможете взять мои очки, когда придет полиция, мне очень важно, чтобы они не разбились? Люди были готовы к худшему. Мы, наблюдатели, и я первая сказала, что я готова стоять в первом ряду, защищать этот избирательный участок. Но, очевидно, полиция получала информацию где можно пробиться, а где нет. В других случаях мы были внутри, и нас защищали те же активисты снаружи. Люди оставались и после закрытия избирательных участков примерно в течении четырех часов. Помимо самого подсчета бюллетеней сначала проходила проверка, а не проголосовал ли кто-то дважды. Голосование проходило без списков избирателей, потому что это было невозможно в условиях попыток блокирования таких списков, блокирования возможности пригласить людей на избирательные участки. Все это было сделано накануне испанским правительством. Давление было и на членов избирательной комиссии, выписывались штрафы, буквально по 12 тысяч евро члену избирательной комиссии за каждый день его участия в избирательной комиссии, было давление на директоров школ. Но накануне на манифестации директора школы трясли ключами от школ – они приняли решение не закрывать школы и дежурить накануне дня голосования в школах. Были закрыты куча разных сайтов, и не только правительства Каталонии, но и различных общественных организаций. Вызов в суд 700 мэров различных каталонских городов. Пропорция 60 против 700. То есть, 60 городов согласились не проводить в своем городе референдум, в 700 городах референдум прошел. Беспрецедентное давление шло до референдума и, как вы знаете, несколько участков были атакованы в день референдума.
Что касается общей процедуры, то была атакована база данных, по которой должны были проверить и внести туда каждого голосующего с тем, чтобы потом можно было проверить, а не голосовал ли человек дважды. У них нет таких паспортов, как у нас, куда просто можно было бы поставить штамп. У них пластиковые удостоверения, и туда штамп не поставишь.  Эта база была заблокирована, и пришлось отодвинуть начало голосования. Но все-таки удалось восстановить базу данных, и голосование состоялось. Удивительно, что при таком беспрецедентном давлении, таком препятствовании голосованию толпы людей стояли и терпеливо ждали своей очереди, когда же можно будет проголосовать, молодежь свое место уступало старикам, пожилые люди приходили на костылях, людей привозили на колясках. На одном участке мы все приветствовали женщину, видно было, очень-очень пожилую, ее привезли родственники. И когда она проголосовала, я спросила, а сколько ей лет. Она ответила – 98! Так люди голосовали. Такой был подъем. И всю процедуру подсчета люди ждали возле избирательного участка, в основном молодежь, с тем, чтобы не допустить изъятие урн в случае атаки полиции.
Но на это полиция не пошла, видимо уже изменился приказ из Мадрида. Было уже очевидным, что предотвратить голосование они не смогли. Но абсолютно нечестные наблюдатели, которые даже не были там, на месте, высказывали свое скептическое мнение здесь, в Европейском парламенте, мол, как можно считать референдум состоявшимся, если проголосовали всего 40 процентов. Но в таких условиях эти сорок процентов – это великая победа, великая целеустремленность. И я уверена, что они своего добьются, несмотря на то, что Европейский Союз отказался быть посредником. Это был тот шанс, который мог бы повысить авторитет ЕС, авторитет исполнительного органа Европейского Союза – Еврокомиссии. Но к сожалению, они запрятали головы в песок, не было ни одного комментария. Единственный комментарий с осуждением действий полиции в Барселоне и других городах Каталонии был от вице-президента Европарламента, как раз из нашей политической группы «зеленых» Ульрики Луначек, австрийского депутата. Представитель именно нашей группы выступил наиболее жестко во время обсуждения вопроса. К сожалению, все обсуждение было сужено до одного часа. Было просто убийственным или даже самоубийственным для тех политиков, для тех политических групп, которые ни слова не сказали о применение силы со стороны центральной испанской полиции. Ничего об этом не сказал представитель крупнейшей фракции народников Макс Вебер, выступавший сразу после Тимерманиса. Что-то пробормотала о непропорциональном применении силы руководитель группы социалистов Жанна Пителла. Г-н Верхофстадт, руководитель либералов, сказал, что Испания неделима, что она должна стать федеральным государством. Но даже это невозможно согласно Конституции Испании. Эта схема не работает.
Депутаты, поддержавшие референдум в Каталонии, здесь, в Европарламенте в меньшинстве. Но наше меньшинство, я уверена, сильное, целеустремленное, убежденное, имеющее все основания для того, чтобы отстаивать свою идею – Европы людей, Европы народов, регионов, когда больше народов, больше языков, больше культур. И нельзя одних считать выше других. На таком базисе Европу не построить. Или Европа будет Европой народов, или Европы не будет. Это мой принцип в отношении к тому, как должен строиться обновленный Европейский Союз.
До новых встреч.

60 минут по горячим следам (дневной выпуск в 13:00) от 02.10.17
tatjana_zdanoka

Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
«Тема недели» выходит в эфир по пятницам в 18.10

Фрагменты передачи 29 сентября 2017 года. В студии руководитель бюро евродепутата Татьяны Жданок Мирослав Митрофанов и политический аналитик Юрий Петропавловский. Коротко на связь со студией из Барселоны вышла и Татьяна Аркадьевна, рассказавшая об атмосфере в городе накануне референдума.</b>

Мирослав Митрофанов. До выхода на связь с нами Татьяны Жданок, мой первый вопрос к Юрию: в русском сегменте интернета обсуждается, выгодна или невыгодна России независимая Каталония. Есть и различные конспирологические теории насчет того, какая держава организовала это голосование и имеют ли вообще большие державы отношение к проведению референдума.
Юрий Петропавловский. Полагаю, вероятность участия великих держав в этом референдуме исчезающе мала. Референдум имеет множество глубочайших исторических причин. Напомню, что Каталония, в частности, Барселона освободилась от мавританского владычества на 500 лет раньше, чем Кастилия. Напомню также, что борьба с франкизмом в огромной степени была борьбой регионов, в том числе Каталонии, борющейся за восстановление независимости, за восстановление автономии Каталонии, ликвидированной в1873 году. Центральное правительство Испании беспощадно подавило тогда это движение.
Мирослав Митрофанов. Юрий, мы прервемся – на связи Татьяна Жданок. Татьяна Аркадьевна, чувствуется ли в городе подготовка к референдуму?
Татьяна Жданок. Еще и как! Сегодня в 19 часов в центральной площади Барселоны выступят руководители Каталонии. Сегодня же на экранах телевизоров была интересная картинка: стоят люди, машут руками, а в руках – ключи: вот они, ключи от школ, мы откроем эти двери, и здесь будет избирательный участок. Хотя на администраторов школ здесь оказывают мощное давление. Три года назад, в 2014 году, явка в день проведения опроса была 14 процентов, в этом, предполагают, придут к урнам не менее 50 процентов избирателей. Равнодушных в Каталонии теперь осталось мало.
Мирослав Митрофанов. Успехов вам, Татьяна Аркадьевна, и будьте, пожалуйста, осторожны.
Татьяна Жданок. Спасибо, постараюсь.

Мирослав Митрофанов. В продолжение разговора о Каталонии: Юрий, как вы считаете, к какой тактике прибегнет центральное правительство Испании и официальные представители Евросоюза для того, чтобы пример Каталонии не стал заразительным и чтобы каким-то образом повлиять на голосование граждан Каталонии? Вы помните, в свое время в момент обострения ситуации с Шотландией людей всячески запугивали, чтобы не допустить выхода Шотландии из состава Великобритании.
Юрий Петропавловский. Тогда именно Мадрид угрожал, что, если Шотландия выйдет из состава Великобритании, она окажется вне Евросоюза. Это то же, чем сейчас пугают каталонцев. Есть еще одно очень важное соображение: ООН вчера обратилась к правительству Испании с призывом не нарушать базовые права, то есть не отключать интернет-сайты, не закрывать редакции. Два дня назад была попытка заткнуть рот всем, отключить каталонское радио, телевидение, ввести полную информационную блокаду. Но в результате испанское правительство только разозлило и противников, и сторонников отделения, люди хотят голосовать. Результаты предварительных опросов были разными, но испанское правительство утверждало, что 41 процент каталонцев за независимость, а 45 – против. Казалось бы, отлично – проведите референдум, сторонники независимости его проиграют, и вопрос закрыт на долгие-долгие времена. Однако действия испанского свидетельствуют о том, что результаты тех опросов по меньшей мере вызывают сомнения. Что касается недавней истории взаимоотношений Мадрида и Барселоны, напомню, что решающим рубежом оказался 2010 год. Тогда Верховный суд Испании отменил 17 статей закона об автономии. То есть каталонцы хотели всего-навсего федерализации страны по образцу России, или Германии, или Соединенных Штатов, а вместо этого их положение только ухудшилось - 17 статей были отменены, 27 статей пересмотрены в сторону уменьшения полномочий автономных областей. И самое главное: Мадрид нарушает Декларацию прав человека, обязательного документа для всех членов ООН, который гласит, что коренные народы имеют право самостоятельно определять свой политический, экономический и социальный статус. Испанский суд постановил, что к Испании эта статья не относится, потому что, цитирую, «каталонцы – это не народ, каталонский – не язык, а диалект испанского языка». Следовательно, Каталония не страна и быть страной не может. Вот тогда на улицы вышли миллион с лишним человек, под внезапно объявившимися красно-желтыми с голубым треугольником флагами. Это не флаги Каталонии, это флаги народного движения за независимость Каталонии.

Мирослав Митрофанов. Дождемся итогов референдума по независимости Каталонии, а тем временем обсудим тему выборов в крупнейшей стране Евросоюза – Германии, самой мощной страны ЕС, европейского локомотива, от которого зависит многое из того, что происходит в Европе. Выборы состоялись, и, что не было неожиданным, победителем стала партия, лидером которой является нынешний канцлер Германии госпожа Меркель. У нее будет возможность возглавить новое правительство, но его состав будет другим – выпали социал-демократы. Зато в правительство войдут наши партнеры по Европейскому парламенту - партии зеленых, в данном случае зеленых Германии. Это момент положительный, поскольку у наших партнеров по фракции будет больше возможностей для реализации их экологических приоритетов. Может быть, немецкие зеленые покажут путь, по которому будет развиваться новая энергетика, добьются отказа от различных вредных воздействий на окружающую среду... Это – по ходу дела, а как вы считаете, Юрий, почему Меркель победила с достаточно скромным результатом? Это плюс или минус?
Юрий Петропавловский. «Нам нужна другая Европа» – это наш слоган, наш девиз, который на своем баннере Европейский свободный альянс экспонирует уже на протяжении многих лет.
В принципе то, как победила госпожа Меркель, для ее партии плохой результат. Но хороший результат для новой, другой Европы – Европы народов, языков и культур, а не для Европы замшелой, давно отжившей Европы наднациональных корпораций, плюс особой наднациональной корпорации – брюссельской. Заканчивая разговор о Меркель, отмечу, что, составляя новую правящую коалицию, ей теперь придется точно выверять каждое свое действие, она сидит на краю «стула», – это очень неудобное, шаткое положение.
Что касается главы социал-демократов Германии господина Шульца, в пух и прах проигравшего на выборах, то он – патентованный еврократ, бывший бургомистр маленького городка с незаконченным даже средним образованием, словом, никто, ничто и звать его никак.
Мирослав Митрофанов. Но, я думаю, проигрыш его партии связан не столько с фактором его личности, сколько вообще с кризисом и даже закатом социал-демократии в Европе. Фактически это пережиток ХХ века; время социал-демократии закончилось.
Юрий Петропавловский. Провал соцдемов в Германии начался в 2001 году, когда у власти было социал-демократическое правительство. Если, скажем, взять так называемых консерваторов, то консерваторы привлекают избирателей лозунгами – каждый сам за себя, один Бог за всех, минимальная помощь от государства, и – вперед и с песней, мы победим. То есть в принципе они не дают никаких социальных посулов. Придя к власти, они делают, что обещали, – урезают налоги в пользу бизнеса, снижают социальные расходы, демонтируют построенное в ХХ веке социальное государство. Но ведь и социал-демократы у власти сегодня проталкивают точно такие же реформы, обещая, при этом… социальную справедливость. Как раз бесконечная лживость соцдемов привела их к катастрофе. Кроме того, что отметила вся пресса, выражений, которые позволял себе Шульц в отношении России, Меркель себе никогда не позволяла. Ее выбрали потому, что она более опытный, более предсказуемый игрок, от которого знаешь, чего ждать. В отличие, опять же, от Шульца.
Мирослав Митрофанов. В Германии в то же время появилась партия, к успеху которой было привлечено внимание – «Альтернатива для Германии». Многие россияне и русские люди, рассеянные по Германии, связывали с этой партией некоторые надежды и голосовали за нее. При этом в самой Германии ее называют крайне правой. Как вы считаете, изменит ли избрание кандидатов от этой партии политику Германии и в целом Евросоюза?
Юрий Петропавловский. Фактически это даже не звоночек, а удар колокола в адрес еврократии, истеблишмента Евросоюза. В мае Deutsche Welle, финансируемая из государственного бюджета, писала: ультраправые имеют шансы на успех, это неслыханно, это же неонацизм! А накануне выборов вышла статья экспертов, которые уже рассуждали о том, что неверно называть сторонников «Альтернативы» ультраправыми. Это консервативное, локальное, да, радикальное, но ничего ужасного не представляющее течение. Потому, что уже понятно было, что «Альтернатива» получит поддержку избирателей, и поливать грязью партию, называть неонацистами тех, за кого проголосовали больше 10 процентов избирателей, уже непозволительно.

Мирослав Митрофанов. Есть еще одна тема, бывшая на этой неделе в центре внимания прессы, – известие о том, что латвийская государственная система и экономика непривлекательны в большом мире. Опубликован новый индекс глобальной конкурентоспособности стран мира, который отражает условия для ведения бизнеса, привлечения инвестиций. Важно для нас, как Латвия конкурирует не с лидерами мировой экономики, а со странами, которые на нее похожи. По результатам прошедшего года в индексе конкурентоспособности Латвия «упала» с 49 места на 54-ое. В то же время Эстония с 30 места поднялась до 29-го, и по привлекательности для бизнеса находится среди ведущих стран мира. Юрий, как вы считаете, что не позволяет Латвии успешно конкурировать с эстонцами? Между прочим, в том же индексе Россия поднялась с 43-го на 35 место, несмотря на все войны санкций, запреты и обострение отношений с Западом.
Юрий Петропавловский. Да, причем наш президент господин Вейонис даже упомянул, как недопустимо считать Россию более конкурентоспособной, чем Латвия. Минусы, основные проколы Латвии связаны с налоговой политикой. Но она в России тоже не «на ура», и в той же Франции еще хуже, чем в России. Но дальше в комментариях к латвийскому рейтингу сказано: политическая нестабильность! Здесь мне остается разве только саркастически ухмыльнутся, потому что за все в жизни надо платить. Представляете, как нынче выглядит Латвия в зеркале мировой прессы?
Мирослав Митрофанов. Например, как страна, с которой начнется третья мировая война…
Юрий Петропавловский. … и которую завтра съест злобный Путин, на которую нацелены российские танки – и действительно, расстояние-то отсюда до России – рукой подать, и правительство которой, правящие партии, наши европейские депутаты от правящих партий постоянно дискредитируют Латвию в глазах мирового экономического сообщества рассуждениями о скорой российской агрессии. Простите, но только сумасшедший будет считать такую страну инвестиционно привлекательной. К тому же в ней такое количество неведомых миру Аliens…
Мирослав Митрофанов. Наши соседи из Эстонии отличаются похожим отношением к России, но в то же время в своей риторике они ведут себя куда как аккуратнее. Вот как много зависит от позиционирования государства.
Юрий Петропавловский. Беда в том, что у нас каждый из правящих думает исключительно о своем корытце, о том, куда и как переизбраться. Они вообще не думают и не видят цельной картины мира и роли страны в нём. Вот потому у нас мало инвестиций, массовая эмиграция, малообразованная рабочая сила и соответствующее место в мировом рейтинге.

Референдум о независимости Каталонии прошел на фоне столкновений с силовиками
tatjana_zdanoka

Депутаты или страусы: волнуют ли Европарламент нарушения прав человека на Украине
tatjana_zdanoka

Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
«Тема недели» выходит в эфир  по пятницам в 18.10
Фрагмент передачи 22 сентября 2017 года. В студии руководитель бюро евродепутата Татьяны Жданок Мирослав Митрофанов и политический аналитик Юрий Петропавловский.

Мирослав Митрофанов. Татьяна Жданок на прошедшей неделе была в командировке в Мадриде в качестве руководителя делегации Комитета по занятости и социальным вопросам Европарламента. В Мадриде состоялись консультации с правительством Испании по вопросу о том, как страна преодолевает экономический кризис, начавшийся в 2008 году и продолжающийся поныне во многих странах Евросоюза. Один из признаков кризиса в Испании – огромная безработица среди молодых людей. Татьяна Жданок считает, что правительство Испании решает эту проблему не лучшим образом.
С другой стороны, гражданское общество в Испании очень активно. Общественные организации при поддержке европейских институций, предлагают, в частности,  программы занятости для людей с ограниченными возможностями.
В Мадриде депутаты Европарламента посещали учреждения, в которых работают инвалиды. Часть зарплат им выплачивают правительственные фонды при поддержке Европейской комиссии. Партнерство НГО, бизнеса и государства, отмечает Татьяна Аркадьевна, помогает несколько снизить проблему безработицы в Испании.
Ну и, конечно, все в Мадриде сейчас обсуждают предстоящий референдум по Каталонии. Я попрошу Юрия Петропавловского прокомментировать развитие событий в этой испанской автономии.
Юрий Петропавловский. Хотел бы обратить внимание на два момента. Во-первых, общественные инициативы в отношении лиц с ограниченными возможностями – это отлично, и действительно свидетельствует о качестве гражданского общества Испании. Но это не  заслуга собственно правительств, что центрального, в Мадриде, что в регионах, в той же Каталонии.
Второй момент. По статистике уровень безработицы в Каталонии существенно ниже, чем, скажем, в Андалузии, и ниже среднего уровня безработицы в целом по Испании, где безработица среди молодежи в возрасте от 15-ти до 35 лет составляет  54 процента. Понятно, что эти молодые люди не инвалиды, но для их трудоустройства  правительство не делает либо ничего, либо крайне мало. Именно из-за безработицы испанская молодежь уезжает из страны и, даже имея дипломы о высшем образовании, готова работать  продавцами, охранниками банков в Париже или на фабрике по упаковке консервов. Оставшиеся молодые люди  до 35 лет живут в Испании с родителями на пособие по безработице, которое составляет здесь в 900 евро. А Евросоюз использует Испанию, как и нашу Латвию, в качестве резервуара рабочей силы. Хотя при этом трудовая мобильность в пределах Евросоюза крайне низка – по статистике только 4 процента населения Европейского Союза работают вне стран своего происхождения, и, очевидно, абсолютное большинство трудовых мигрантов поставляют Польша, Прибалтика и, отчасти, Испания.
Мирослав Митрофанов. Тем временем день проведения референдума о независимости Каталонии приближается. Каковы, Юрий, последние новости? Насколько удается – или не удается - центральному правительству репрессивными мерами сорвать проведение референдума?
Юрий Петропавловский. В целом сейчас в Мадриде временное затишье, что, несомненно, является следствием событий, произошедших в Мадриде прошлой ночью, когда 40 тысяч протестующих вышли на улицы! Протестовали и те, кто за выход Каталонии из Испании, и кто против отделения. Произошли столкновения с полицией и Национальной гвардией, верной правительству Мадрида. Этот накал, несомненно, чреват опасными последствиями, в том числе вероятностью валютных спекуляций на мировых рынках. Если вследствие насилия ценные бумаги Испании обрушатся и резко упадет курс евро, то это ударит и по Испании, и по всему ЕС. Думаю, что центральные брюссельские аналитики и политологи Мадрида это отлично понимают, и правительство будет избегать наращивания репрессивных мер. Не случайно среди 14 человек, арестованных позавчера ночью, нет ни одного человека в ранге выше руководителя департамента Каталонии. То есть, в сущности, это не политические фигуры.
Мирослав Митрофанов. Важный вопрос для центрального правительства и населения Каталонии – вопрос бюджета. Каталонцы недовольны тем, что тех же налогов они платят больше в перерасчете на одного жителя, чем другие регионы Испании. Каталонцы не желают впредь «кормить Мадрид», они хотят отделиться.
Можно ли было уменьшить вероятность раскола страны?  Есть, в частности, пример Фландрии – автономного региона Бельгии, чьи жители были недовольны тем, что из налогов Фландрии субсидировался более бедный регион – Валлония. За последнее десятилетие Фландрия добилась уменьшения объема этой помощи, таким образом вероятность раскола Бельгии немного уменьшилась… 
Юрий Петропавловский. Еще недавно – этим летом -  речь шла не только о снижении взносов Каталонии в общий бюджет, но о субсидировании Каталонии в обмен на отказ ее правительства от отделения. Каталонцы, однако, заявили, что они не торгуют своей свободой и хотят сами решать, какими должны быть расходы и доходы их страны.
Мирослав Митрофанов. Я напомню, что Татьяну Жданок пригласили быть наблюдателем на референдуме по независимости Каталонии 1 октября. Если, конечно, референдум состоится. В любом случае в нашем распоряжении будет рассказ непосредственного свидетеля и участника этих исторических событий. 

?

Log in

No account? Create an account