Депутат Европейского Парламента Татьяна Жданок

Previous Entry Share Next Entry
Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
15 сентября 2017 года
Передача выходит по пятницам в 17.10
В студии депутат Европарламента Татьяна Жданок. Ведет передачу руководитель бюро евродепутата Мирослав Митрофанов.

Мирослав Митрофанов. Состоялась сессия Европарламента. Что было в центре внимания?
Татьяна Жданок. Главное событие – выступление председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера. Причем в его речи важно не только то, что было сказано, но и то, о чем не было сказано. Во-первых, Юнкер, перечисляя возможных будущих членов Евросоюза, не назвал ни Украины, ни Грузии, ни Молдовы. Тем самым он четко обозначил границы будущего расширения Евросоюза. Сейчас стран-кандидатов в члены ЕС много, но, сказал Юнкер, мы ждем присоединения к Евросоюзу прежде всего стран западных Балкан – остаются еще несколько не присоединившихся к ЕС бывших республик Югославии. И на этом надо поставить точку. Говорил Жан-Клод Юнкер и о единой еврозоне – евро должно стать валютой для всего Евросоюза.
Мирослав Митрофанов.  Напомню радиослушателям, что сейчас часть стран ЕС, например, Польша, Чехия или Швеция не используют евро.
Татьяна Жданок.  Еще Юнкер поддержал принцип «одинаковой платы за одинаковую работу». При этом «одинаковая плата» является не целью, а средством искоренения так называемого «восточноевропейского демпинга» на рынке услуг в богатых странах Западной Европы. Президент Еврокомиссии призвал таким образом бороться с нынешней ситуацией, когда фирмы из Восточной Европы, отправляя своих рабочих в командировку на строительные или другие работы в Западную Европу, платят им меньше, чем получают рабочие в таких же западных фирмах. Соответственно, более низкая себестоимость работ «наших фирм» позволяет им выигрывать конкурсы на подряды на Западе. Нашим это выгодно, западным рабочим – нет. Если Еврокомиссия заставит и «нашим» и «местным» рабочим на Западе платить одинаково, то в тендерах будут выигрывать местные фирмы, а наши рабочие потеряют подряды. Оставшись без работы, они уволятся и уедут на Запад в индивидуальном порядке и, как это часто бывает, уже насовсем. Естественно, я не поддерживаю предложение Юнкера. Вместо выдавливания наших с рынка услуг на Западе было бы более рациональным организовать постепенное повышение зарплат на Востоке Европы. Пока этого не будет сделано, «пылесос» разницы зарплат будет «втягивать» наших людей индивидуально в богатые страны ЕС. Поляки едут в Великобританию или Германию, украинцы – в Польшу.
Мирослав Митрофанов.  На прошедшей неделе начались совместные российско-белорусские военные учения «Запад-2017». Если смотреть на оценки, преобладающие в латышской прессе, создается впечатление, что это главное событие, поскольку учения якобы представляют собой явную угрозу странам Евросоюза и НАТО со стороны России. Какой была реакция депутатов Европарламента на российско-белорусские учения?
Татьяна Жданок. В процессе дебатов вокруг доклада Юнкера вообще ни разу не было произнесено слово «Россия». Хотя какая-то волна шла, накануне сессии члены официальной делегации ЕС общались с коллегами из парламента Белоруссии. Депутаты от Польши, Литвы действительно поднимали вопрос об учениях, не угрожают ли те странам Европы, в первую очередь Балтии? Белорусы их успокоили, более того пригласили быть на учениях наблюдателями. Я полагаю, что это очередная попытка поднять шумиху, направленную против России. Причем не столько со стороны, скажем, Германии и других старых стран Евросоюза, сколько стран Балтии и Польши.

Мирослав Митрофанов. Какой была главная тема вашей дискуссии с депутатом Европарламента Артисом Пабриксом в эфире телекомпании LNT?
Татьяна Жданок. Мы говорили в том числе о проблеме негражданства в Латвии. Я провела, в частности, параллель с ситуацией, в которой оказались наши люди в Великобритании в результате Брекзита. Их могут лишить многих прав, они могут оказаться в подвешенном состоянии, и мы пытаемся ввести эту проблему в повестку дня переговоров Евросоюза с Великобританией. Это был мой аргумент против господина Пабрикса, который по-прежнему настаивает, что негражданство – внутреннее дело каждого государства. Но если это так, почему же Европейский парламент в резолюции по Брекзиту обращает внимание на проблемы жителей разных стран Евросоюза, находящихся в Великобритании и граждан Великобритании, оказавшихся в той или иной стране Евросоюза? Я подчеркивала, что аргумент Пабрикса относительно того, что «наши неграждане не есть лица без гражданства», не выдерживает критики: так гражданами какой страны они тогда являются? Господин Пабрикс не ответил…
Мирослав Митрофанов. На прошедшей неделе предложение президента Латвии Раймонда Вейониса автоматически предоставлять только что родившимся детям неграждан латвийское гражданство получило неожиданное продолжение. Казалось, если президент выступил с предложением, а правящая коалиция, в том числе его родная партия – Союз зеленых и крестьян, отказала ему в поддержке – то на этом вопрос был закрыт. Отказ в поддержке был связан, кстати, с нежеланием ссориться с Национальным объединением, у которого аллергия на любые гуманные предложения по негражданам. Тем не менее президент направил свой законопроект в латвийский парламент. Сейчас разворачивается интрига – как будут голосовать разные фракции Сейма?
Татьяна Жданок.  Решение проблемы массового безгражданста важно с концептуальной точки зрения. Потому что статус негражданина, разделивший жителей Латвии на два категории, создает, согласно всем международным конвенциям, ситуацию апартеида. Причем важно, что этот статус еще и наследуется, и таким образом группа жителей Латвии, ущемленных в правах, сохраняется на века. После референдума 1998 года, когда казалось, что все родившиеся после 1991 года станут гражданами, ситуация изменилась. Часть неграждан по разным причинам не стала обращаться к государству с просьбой о предоставлении гражданства своим детям. Сейчас у нас примерно 2 тысячи родившихся в независимой Латвии неграждан. Каждый год добавляется еще несколько десятков. Казалось бы, не так много…
Мирослав Митрофанов.  …но это вопрос принципа.
Татьяна Жданок. Да, вопрос, наследуется ли статус негражданина – это вопрос принципа. Национальное объединение уже провозгласило, что те, кто будет голосовать за предложение президента Вейониса, – это «предатели».

Мирослав Митрофанов. Одним из событий недели стало обострение конфликта между политиками Каталонии и центральной властью Испании. Вчера мы получили по электронной почте просьбу наших товарищей, каталонских политиков, поддержать их в ситуации возможных репрессий со стороны центральных властей Испании. В чем суть конфликта?
Татьяна Жданок. На 1 октября власти Каталонии назначили референдум об отделении региона от Испании. Никакая столица федерального государства не хочет, чтобы от страны отделилась какая-то ее часть. Но быть ли референдуму – об этом можно договориться. Или не договориться. Такого рода договоренность в свое время была достигнута между центральными властями Великобритании и Шотландией. Референдум о независимости Шотландии прошел в 2014 году, и с небольшим перевесом победили сторонники сохранения Шотландии в составе Великобритании. Хотя при этом Лондон вел себя непорядочно, вел массированную и открытую пропаганду, старшее поколение шотландцев запугивали, в частности, тем, что, дескать, они не будут получать пенсии, что шотландцы автоматически лишатся членства в Европейском Союзе и так далее. Но тем не менее обоюдное согласие на проведение референдума было достигнуто, и результаты его признали обе стороны. При этом интересен тот факт, что к нашим партнерам – в Шотландскую национальную партию, выступавшую за независимость Шотландии, после референдума был огромный приток новых сторонников.
Что же касается Каталонии, то Мадрид не хочет договариваться с ее парламентариями и правительством. В Каталонии две партии, Национальная и Демократическая, имеют большинство в местном парламенте.  В ноябре 2014 года более 80 процентов каталонцев на плебисците, который тогда прошел в форме опроса, чтобы не нарушать законодательства страны, выразили желание отделиться от Испании.  Однако против организаторов опроса были открыты уголовные дела, отстранен от выполнения своих обязанностей глава парламента Каталонии. Премьер-министр Испании Мариано Рахой заявил, что никакого референдума о независимости Каталонии вообще не будет. Тем не менее у наших коллег – каталонских депутатов - есть уверенность, что референдум 1 октября все же состоится. Несмотря на то, что организовано давление в адрес его сторонников, вплоть до угрозы ареста.
Мирослав Митрофанов. А вы тем временем готовитесь побывать в Каталонии…
Татьяна Жданок. В жизни бывают неслучайные совпадения. Я получила неожиданное назначение – быть главой делегации Комитета по занятости Европарламента, которая на следующей неделе отправляется в Мадрид для консультаций с правительством Испании по социальным вопросам. А через неделю пройдет референдум о независимости Каталонии, в котором я приглашена принять участие в качестве наблюдателя. Так что я буду в самом центре предстоящих событий.
 

?

Log in

No account? Create an account