?

Log in

No account? Create an account

Депутат Европейского Парламента Татьяна Жданок

Previous Entry Share Next Entry
Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
17 ноября 2017 года
«Тема недели» выходит в эфир  по пятницам в 18.10

В студии депутат Европарламента Татьяна Жданок, руководитель бюро евродепутата Мирослав Митрофанов и политический аналитик Юрий Петропавловский.

Мирослав Митрофанов. Сегодня мы подведем итоги марша в защиту русских школ, состоявшегося в Риге 16 ноября 2017 года, и обсудим другие события прошедшей недели. Юрий, сколько было, по вашим подсчетам, участников акции?
Юрий Петропавловский. Я уходил в числе последних с первоначального места встречи у Пороховой башни и видел, что колонна от этого места шла сплошным потоком через мостик у Бастионной горки, а голова ее видна была у памятника Свободы, у здания германского посольства. Так что утверждение, что в марше участвовали 500 или даже тысяча человек, просто смехотворно. Один из полицейских, обеспечивающих наблюдение за порядком, назвал цифру в три тысячи. Скорее всего, это ближе к истине.
Мирослав Митрофанов. Наш протест по форме своей и масштабу соответствует европейской практике?
Татьяна Жданок. Конечно. Это уже широкий масштаб, поскольку в акции участвовали не только рижане, но приехали и жители других городов Латвии.
Мирослав Митрофанов. В общем, марш получился. Но надо отдавать себе отчет, что одним маршем протеста решить проблему нельзя. Необходимо планировать следующие акции. О них мы будем сообщать в свое время. В ходе митинга у здания Кабинета министров мы приняли и сразу же отослали на адрес правительства требование о создании Русской школьной автономии. Сейчас решения, касающиеся русской школы, принимают политики, избранные исключительно латышским большинством, и в Министерстве образования чиновники – сплошь одни латыши. Не мы их выбирали и назначали, поэтому морального права решать судьбы наших детей они не имеют. Чтобы восстановить справедливость, необходимо предоставить русским жителям Латвии возможность самим определять, как лучше строить систему русского образования. В этом смысл русской автономии в образовании.
Татьяна Жданок. Это не мы придумали, это, по сути своей, повторение опыта  времен первой независимости Латвийской Республики.
Мирослав Митрофанов. Да, в то время существовало Управление школ национальных меньшинств, включая  русские школы. Это был демократический период, до переворота 1934 года. Фактически мы предлагаем вернуться на новом уровне к основам Латвийской Республики, 100-летие которой будет праздноваться в будущем году. Но что ответил нам господин Шадурскис? Что это «чисто политические игры», что они не имеют отношения к образованию. Нам остается в ответ напомнить господину министру, что вопрос языка образования действительно является чисто политическим. И не мы начали эту политическую борьбу, а министры - решением о переводе образования на латышский язык. Они вынуждают нас бороться за свои права, за сохранение русской школы. И мы проведем еще столько акций, сколько будет необходимо для сохранения образования на родном языке.
Юрий Петропавловский. Напомню, что господин Шадурскис после нашего первого предупредительного митинга заявил, что все его реформы являются не педагогическим экспериментом, а преследуют сугубо политическую цель: создание единой латышской - он, правда, употребил слово «латвийской», но на самом деле латышской – нации, то есть вообще ликвидацию русских Латвии как народа. Тем самым он бросил политический вызов, поэтому наш ответ тоже будет политическим. И еще я хочу сказать, что создание русской автономии означает, что мы сами ею должны управлять. Причем не обязательно те, у кого в паспорте записано «русский». Это должны быть люди, которым русские и русскоговорящие жители Латвии делегируют соответствующие полномочия. И они должны будут оправдывать доверие людей, а не доверие господина Шадурскиса. Тем более, что господин Шадурскис ничьим доверием давно уже не пользуется…
Мирослав Митрофанов. Во всей Европе регионы и национальные нацменьшинства   стремятся к автономии в рамках своих государств. Существуют автономные области в Испании, в которых народы, их населяющие, могут использовать свои родные языки в образовании. Существует высокий уровень региональной автономии у наших шотландских друзей и культурной – у коллег из Южного Тироля. Русский союз Латвии является частью европейской партии – Европейского свободного альянса. Создать территориальную русскую автономию в Латвии невозможно, поскольку русские рассеяны по многим городам республики. Но мы можем требовать, мы должны добиваться культурной автономии на национальном уровне.
Татьяна Жданок. Европейский свободный альянс включает в себя партии, представляющие 45 регионов и народов Европы. На этой неделе во время сессии в Страсбурге прошло заседание Интергруппы по вопросам традиционных национальных меньшинств. Вчера мы говорили о Франции. Наша Латвия любит приводить Францию в пример – дескать, одна страна, один язык. Но мы почему-то забываем, что там еще и одно гражданство, а мы поделены на граждан и неграждан. А сейчас обсуждается вопрос о присоединении Франции к Хартии о региональных языках. В случае Франции речь идет о языках басков, бретонцев, корсиканцев и эльзасцев. Вообще же в 21 веке говорить о том, чтобы ликвидировать языковое многообразие, — это дикость, средневековье.

Мирослав Митрофанов. Татьяна Аркадьевна, что еще привлекло ваше внимание на прошедшей сессии Европарламента?
Татьяна Жданок. На дворе ноябрь, и в ноябре, как правило, собираются на свой саммит главы шести государств, обозначенных как страны Восточного партнерства Европейского Союза. Напомню, что один из саммитов состоялся в Риге в 2015 году, когда Латвия председательствовала в Евросоюзе. Хотя больше, наверное, запомнился саммит в Вильнюсе 2014 года, когда тогдашний президент Украины Янукович объявил, что он не подпишет договор об ассоциации с Евросоюзом, после чего начались известные события, вплоть до антиконституционного смещения Януковича.
Только три из шести стран подписали соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Сначала это сделала Молдова, потом Грузия и Украина. Две страны, Азербайджан и Армения, заявили, что такой договор подписывать не собираются. Армения при этом является участником Евразийского экономического союза вместе с Россией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией.
Белоруссия как бы заморозила свое участие в Восточном партнерстве. Политические игры, однако, привели к тому, что Лукашенко был приглашен для участия в нынешнем саммите. Саммит почему-то будет происходить не в председательствующей стране - не в Эстонии. Намечен он на следующую пятницу 24 ноября, и до сих пор не понятно, будет ли в нем участвовать Лукашенко. По поводу будущего саммита принята резолюция Европарламента. Я считаю, что программа Восточного партнерства полностью провалилась из-за кризиса в разных государствах, и не стоит вообще принимать такого рода документы; я принципиально не голосовала за эту резолюцию. В её тексте традиционно есть нападки на Россию, в частности сказано, что Россия оказывает дестабилизирующее влияние на ситуацию в разных странах.
Но не это является наиболее скандальным «открытием» упомянутой  резолюции. Мы все помним, что события, повлекшие за собой столько жертв на Украине, были мотивированы лозунгами «Украина  есть Европа», «Мы хотим в Европейский Союз». Так вот, в резолюции нет ни слова о возможности, пусть и спустя какое-то время, членства Украины в ЕС! Вместо этого предлагается для тех стран, «которые очень постараются», создать программу «Европейское партнерство плюс». Вот и все, что получили страны, пожертвовавшие своей независимостью и хорошими отношениями с Россией, – хвостик в виде плюса.
Мирослав Митрофанов. Восточное партнерство изначально было навязано для того, чтобы оторвать соответствующие страны от России, разорвать или сильно ухудшить партнерские отношения России с бывшими советскими республиками – Украиной, Белоруссией, Арменией, Азербайджаном и Молдовой.
Юрий Петропавловский. Напомню, что вся эта схема давным-давно была «нарисована» в книжке ныне покойного советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского. Он был автором идеи расширения ЕС именно в рамках «демократического плацдарма Западной Европы», территории  безусловного американского превосходства и влияния. Все, что происходит в Европе, описано Бжезинским еще в 1997 году.
Татьяна Жданок. Сейчас главная интрига – вопрос, приедет ли на саммит Лукашенко? Отношение к Белоруссии, которую еще недавно очень резко критиковали, теперь определяется как «практическое взаимодействие».
Когда впервые была разрешена поездка делегации Европарламента в Белоруссию, у меня была возможность убедиться, что бизнес-элита Белоруссии заинтересована в получении финансирования и неких преференций со стороны ЕС. Но Лукашенко в принципиальных вопросах пока не становится на сторону критиков России. Например, Белоруссия отказалась подписать антироссийскую резолюцию ООН, в которой шла речь о языках образования в Крыму.
Мирослав Митрофанов. Латвийская Республика вместе с восточноевропейскими странами подготовила в ООН резолюцию, призывающую Российскую Федерацию организовать в Крыму обучение на украинском и крымско-татарском языках. В то же время Латвийская Республика намерена ликвидировать меньшинственное образование в собственной стране. Скандальная политика двойных стандартов!
Татьяна Жданок. Когда, Мирослав, в марте 2014 года мы с вами были наблюдателями на референдуме в Крыму, один из участков для голосования располагался в школе, где преподавание идет на крымско-татарском и русском языках.
Мирослав Митрофанов. Нам тогда учителя жаловались, что во всех классах достаточно много татарских детей, но, когда родителям предлагают посылать своих детей учиться на татарском языке, те отказываются. Считают, что у русского языка выше экономическая ценность. А в отношении украинского языка и вовсе скандальная ситуация: было несколько гимназий, в которых обучение шло на украинском языке, но со сменой власти родители отказались от обучения на украинском, сказав, что это им не выгодно.

Татьяна Жданок. Вернемся к сессии Европарламента. В эти дни внутриполитическая борьба в Польше между двумя крупнейшими правыми партиями привела к тому, что Европейский парламент голосовал уже за четвертую резолюцию, осуждающую правящую партию Польши и ее глав за сугубо недемократические шаги – тотальный контроль за судебной властью, телевидением, газетами и радио. Были жесткие дебаты в среду утром. Рекомендую послушать их в запись на сайте ЕП, это прямо спектакль, в котором польские политики ругаются между собой. Что, однако, не помешало им дружно осудить Россию, когда зашла речь о 100-летии русской революции.
Мирослав Митрофанов. На прошедшей неделе в Европарламенте обсуждались и российские контрсанкции, точнее их влияние на экономику Европы. Каково это влияние?
Татьяна Жданок. Да, по запросу ряда депутатов, в первую очередь из южных стран – Испании, Италии, Греции, Кипра, обсуждались последствия российских санкций, ограничений на торговлю фруктами и овощами. У них там полная катастрофа. Все говорили, что санкции в отношении России ни к чему хорошему не привели. Напротив, Россия стала крупнейшим экспортером сельхозпродукции, а для импорта южных фруктов находит других поставщиков.