Депутат Европейского Парламента Татьяна Жданок

Previous Entry Share Next Entry
Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
9 февраля  2018 года
«Тема недели» выходит в эфир по пятницам в 18.10
В студии депутат Европарламента Татьяна Жданок,  руководитель бюро евродепутата Мирослав Митрофанов и политический аналитик Юрий Петропавловский.


Мирослав Митрофанов. На прошедшей неделе Европарламент принял резолюцию по поводу перехода на летнее и зимнее время.
Татьяна Жданок. Я разделяю мнение нашей группы - Зеленых, требовавших более радикальных формулировок в резолюции. Интересно, что, предлагая отказаться от перехода, Евросоюз следует за Россией.
Мирослав Митрофанов. Но речь пока идет лишь о том, чтобы обсудить необходимость отказа от перехода на зимнее и летнее время.
Татьяна Жданок. Да, радикальные формулировки не прошли, осталась расплывчатая формулировка «надо обсудить, подумать».
Мирослав Митрофанов. Российские журналисты спрашивали меня, неужели сейчас весь Европейский Союз готовится жить по единому времени? Пришлось их разочаровать. В ЕС несколько часовых поясов, и время разнится. Если сейчас в Риге 18 часов, то в Брюсселе 17, а в Лондоне и вовсе четыре часа дня. И находясь в поездке, в командировках, приходится все время переводить часы. К тому же процесс отказа от перехода на летнее и зимнее время – длительный, решение, вероятно, будет принято через пару лет.
Татьяна Жданок. Не думаю, может быть, и раньше.

Татьяна Жданок. Вообще же на этой сессии Европарламента не было серьезных документов, в основном маленькие резолюции. Как обычно, Европарламент учил других, как надо жить. Очередная резолюция посвящена России, конкретно – Чечне. Я допускаю, что там есть проблемы. Задержан правозащитник, у него обнаружены наркотики, хотя утверждают, что все это было подстроено. Трудно вмешиваться в  такого рода расследования, когда ты не обладаешь всей информацией. Но горячие головы в Европарламенте и в этом случае нашли очередной дежурный повод сказать что-то нехорошее в адрес Москвы. Хотя, на мой взгляд, лучше было бы искать соринки в своем, а не в чужом глазу.
Принята резолюция по петиции, инициированной нашим комитетом, - о нарушении прав национальных меньшинств.  Принята подавляющим числом голосов. Автором резолюции был депутат, представляющий Словакию. Упоминание проблемы неграждан Латвии осталось в резолюции, но в общем виде, с рекомендацией дать право участия в выборах. Хотя сам факт, что такая резолюция прошла, очень важен. В дальнейшем мы сможем ссылаться на нее.
Мирослав Митрофанов. Знаменательное совпадение: недавно была принята аналогичная резолюция ПАСЕ, пусть менее четкая, но на ту же тему. К ее разработке тоже приложили руку венгры. А сейчас венгерские меньшинства в Румынии, Словакии и Хорватии активно собирают подписи под инициативой, которую поддерживает Международная федерация меньшинств народов Европы. Нужно собрать в странах Евросоюза миллион подписей, чтобы Еврокомиссия  приняла решение в пользу национальных меньшинств Европы. В том числе это решение упростит использование русского языка в ряде случаев и поможет негражданам Латвии в обретении прав. 
Татьяна Жданок. Спасибо всем, кто поддержал эту акцию в Латвии. Сейчас удобнее проводить сбор подписей через Интернет. На портале нашей партии есть ссылка: http://rusojuz.lv/ru/ourevents/26253-spasatelnij-paket-dlja-nacionalnih-menshinstv-%E2%80%93-chto-eto-takoe/ по которой можно выйти на сайт с этой гражданской инициативой. Подписываться могут только граждане, но сама по себе процедура простая.
Мирослав Митрофанов. Каждая ваша подпись – это своего рода законодательная акция. Сейчас наступает горячее время - до 1 апреля надо добрать недостающие подписи.  По Латвии до 6 тысяч, но лучше бы и больше. Латвия резко выделяется в лучшую сторону на фоне других стран Евросоюза, сбор подписей у нас идет достаточно успешно.

Мирослав Митрофанов. Мы сегодня упомянули сразу три документа, так или иначе относящихся к проблемам нацменьшинств. Мне это напоминает времена поздних 90-х годов, когда европейские политики нам много помогали, заставляли латвийские власти пойти на уступки. В этот раз принятые резолюции – реакция на поведение Украины, которая развернула наступление на меньшинственное образование.  В Польше, Венгрии и в других странах это  вызвало отторгающую реакцию
Татьяна Жданок. Венгры, румыны, болгары, словаки заняли резкую позицию критики украинского правительства. Но ведь в Латвии, по существу, происходит то же самое.  Собственно говоря, Украина как бы следовала балтийским инициативам. То, на чем провалились прибалты, обозначив даты полного перехода русских школ на государственный язык – в Латвии 2004-й, в Эстонии – 2007 год, на Украине делают сейчас, принимая закон, который ликвидирует образование на языках меньшинств. При том, что там меньшинственные не только русские школы, но и венгерские, румынские, болгарские.
Мирослав Митрофанов. Хотя есть огромное отличие. На Украине в начале 90-х годов в административном порядке просто перевели преподавание в большинстве школ на украинский язык без изменения закона. Фактически меньшинственных школ осталось пропорционально намного меньше, чем в Балтии. То, что они делают сейчас, это уже в определенной степени символический жест.
Татьяна Жданок. На слушаньях в Европарламенте депутат Верховной Рады от закарпатских венгров рассказал еще об одном законопроекте. На Украине сейчас принимается концепция «структуры нации». Опять же позаимствовали из нашего латвийского закона - пресловутую преамбулу к Сатверсме, в которой сказано, что государственной нацией являются латыши. Украина вводит такое же понятие – украинцы как государствообразующая нация, но, в отличие от Латвии, там не останавливается на этом, а начинают выстраивать пирамиду. Украинцы наверху, следующий слой – крымские татары, дальше – меньшинства, о которых мы только что говорили, - венгры, румыны, болгары, словаки и другие европейские народы. И в самом низу пирамиды – русские. То есть мы имеем дело с разделением людей на сорта, кто-то выше, кто-то ниже. Это, вообще говоря, признаки нацизма.
Мирослав Митрофанов. И скандалы, связанные с Украиной, наверняка продолжатся.
Татьяна Жданок. И с Латвией – тоже. Шадурскис, будучи уверен, что реформа пройдет на фоне русофобии, ухудшения отношений Европы с Россией, ошибается. Украинские события и законы не позволят депутатам закрыть глаза на положение русских Латвии.

Мирослав Митрофанов. К нам в студии присоединился Юрий Петропавловский. Следующая тема касается митинга в морозное утро четверга 8 февраля у входа в парламент Латвии. К нашему приходу полиция уже выстроила специальный коридор, по которому проходили депутаты Сейма. Те бежали быстро-быстро, чтобы не встречаться глазами с участниками митинга. Единственный депутат, который попытался что-то сказать,  это Абу Мери, нынешний глава фракции «Единство», ливиец по происхождению. В Латвию он приехал в 1993 году. Коллеги по правящей коалиции  поручили ему от имени всей латвийской элиты заявить, что образование в дальнейшем будет только на государственном языке.
Татьяна Жданок. При этом происходит подмена: одно дело говорить на языке, другое - учиться на нем. Мы с удовольствием говорим и будем говорить по-латышски, но учиться надо на родном языке. Мне тут как-то позвонила моя знакомая, она помогает внучке в математике, и спросила, как будет по-латышски равносторонний треугольник и равнобедренный треугольник. Я задумалась, хотя когда-то читала лекции в университете на латышском.  Я подумала, что не знаю этого не только на латышском, но и на английском, на французском языках, на которых говорю. А подумайте о биологии, зоологии, там ведь тоже полно всяких названий…
Юрий Петропавловский. При том, что множество русских слов просто не имеют аналогов в латышском языке, словарный состав русского языка намного больше, чем латышского.
Мирослав Митрофанов. Да, мы можем все понимать в прогнозе погоды или в новостных сообщениях, но плохо понимаем, скажем, шутки политиков…  Однако вернемся к нашим латвийским делам. Мы пришли на митинг к началу заседания Сейма, чтобы сказать: тот закон, который продвигает Карлис Шадурскис, не только не соответствует нашим интересам, но к тому же плохо подготовлен. Он основывается на ложных посылках и просто на передергивании фактов.
Юрий Петропавловский. Зато закон изумительно подготовлен с точки зрения ассимиляции, то есть его настоящей цели.
Мирослав Митрофанов. Вот пример, который прозвучал на митинге. Министерство полагает, что поскольку сейчас 20 процентов детей русских школ при так называемом билингвальном образовании уже не справляются с учебой, не владея свободно латышским языком, то надо…  всех перевести на обучение на латышском языке. По этой извращенной логике получается, что проблемы 20 процентов неуспевающих будут решены. Хотя на самом деле, эти 20 процентов превратятся в 50!
Татьяна Жданок. Между тем в газетах уже пишут, зачем вообще русским среднее образование? В вузы не пойдешь, работу с общим средним образованием трудно найти, а потому давайте-ка сразу в ПТУ. Кстати, французская система образования предполагает именно такой отсев. То есть если ты закончил профессиональное учебное заведение, в университет ты уже не попадешь. Общество таким образом расслаивается сразу же, и так закладывается социальное неравенство. Для русских уготована черная работа, а престижные специальности – они для представителей государствообразующей нации.
Мирослав Митрофанов. Я хотел бы зачитать цитату из выступления Шадурскиса, когда в первом чтении был продавлен его законопроект о реформе в  образовании. Он сказал, для чего все это надо было: «Есть один русский, которому действительно очень не нравится эта реформа, и он сейчас бродит по пятидесятисантиметровому снегу в Москве, и ему тяжело. Это господин Путин. Ему и Кремлю очень не нравится эта реформа, потому что она сплотит наше общество и существенно уменьшит ту часть общества, которая открыта для пропаганды Кремля».
Юрий Петропавловский. Как вам эта логика, Татьяна Аркадьевна?
Татьяна Жданок. У кого что болит, тот о том и говорит. Господин Шадурскис хочет этим экспериментом насолить не только нам, но всему Русскому миру, как теперь принято обозначать нового врага в среде национально озабоченных европейских политиков, взявших на себе роль моськи, которая лает на слона.
Но давайте, Юрий, вернемся к существу этой школьной реформы. Мы же о ней говорим, а не о фантомных болях господина Шадурскиса, который, кстати говоря, учился на своем родном языке и вполне преуспевал в советское время, а теперь ему отчего-то неймется. Так вот, в проблеме образования на родном языке сталкиваются два глобальных подхода. Один: если давать больше образования на родном языке, мы сформируем сепаратистские настроения и кончится тем, что народ, который имеет много прав как меньшинство, будет требовать прав еще и еще, вплоть до выхода из государства. Это теория, которую использует, например, Мадрид и даже некоторые политики в Москве в отношении российских автономных республик. Я считаю, это абсолютно неверная теория. Ровно наоборот. Если меньшинство обладает правами, если в нем нет боязни исчезновения, ассимиляции, сегрегации, оно будет чувствовать себя частью этого государства, уважаемой частью и будет влиять на ситуацию исключительно внутри государства. Есть такие примеры в Европе, мы работали вместе с представителями нацменьшинств в нашей фракции Европейский свободный альянс. А моделью статуса языков может послужить Конституция Финляндии, принятая при обретении независимости в 1919 году.  Тогда, несмотря на то, что шведское меньшинство составляло всего 8 процентов, было объявлено, что оба языка - финский и шведский – имеют одинаковый статус, являются государственными.
Вторая модель – Союза национальных меньшинств – это Шлезвиг-Гольштейн, земля между Данией и Германией, где после первой мировой войны провели прямо по прямой границу, и на севере, в Дании, оказалось много немцев, а на юге от этой границы много датчан; и там, и там в образовании приняты два языка. А вы зайдите в русскую школу Латвии – в ней все на латышском.
Юрий Петропавловский. В последние годы в старших классах  вообще не преподают на русском, не говоря уж о газетах, табличках, объявлениях и т.п.
Татьяна Жданок. А в самой Дании нас пригласила громадная неправительственная организация, занимающаяся правами датчан по ту сторону границы с Германией. И никто этому почему-то не удивляется. То, что Венгрия озабочена ситуацией с венгерским меньшинством в Румынии, в Словакии, тоже никого не удивляет. А вот если Москва и Путин, в частности, заговорят о правах русскоязычных Латвии, это недопустимо, это уже «пятая колонна».
Юрий Петропавловский. Напомню, что наш Шадурскис – министр, а это означает, что его взгляды, подходы, позиция имеют поддержку и устраивают правящее нынче фактически моноязычное большинство. И вспомним Каталонию, события в которой происходили на наших глазах. Вспомним, что во времена Франко и еще задолго до Франко каталонский язык загоняли буквально на кухни. Есть масса и других примеров в Европе – бретонский язык, валлийский язык, фактически истребленный ирландский язык. Вот это мечта господина Шадурскиса – чтобы исчезла русскоязычная аудитория, подверженная российской пропаганде, и чтобы через 5 или 10 лет все мы забыли русский язык. И все же в Европе редко удавалось истребить какой-либо язык, да так, чтобы он не возродился.
Татьяна Жданок. Я, Юрий, от многих русских слышу, что русский язык не исчезнет. Он действительно не исчезнет, но его не будет в школах, он уйдет на другой уровень. На этом языке дети уже не смогут читать. Поэтому важно сохранить язык именно в школе. А господину Шадурскису в первую очередь надо бы подумать о качестве того эфира, тех ТВ-программ, которыми потчуют самих латышей. Но знаете, что положительное в высказываниях Шадурскиса? То, что позиции у него уже крайне слабые. Кого, кроме Путина, он может записать в противники и тем привлечь к себе избирателей? Ну не скажешь же, что твоим противником являются 40 процентов населения…

?

Log in

No account? Create an account