Депутат Европейского Парламента Татьяна Жданок

Передача «Тема недели» на радио «ПИК-100FM»
tatjana_zdanoka
1 сентября 2016 года
Передача выходит по пятницам в 18.10
В студии депутат Европарламента Татьяна Жданок. Ведет передачу руководитель бюро евродепутата Мирослав Митрофанов.

Мирослав Митрофанов. Сегодня 1 сентября – День знаний. Татьяна Аркадьевна, о чем вы вспоминаете 1 сентября?
Татьяна Жданок. Я хорошо помню традиционную линейку в своей школе в честь начала учебного года, встречи с учителями, с одноклассниками. Естественно, очень хочется, чтобы такие дни оставались в памяти светлыми и значительными для каждого.
Поздравляю с Днем знаний учителей, учеников и их родителей, а также своих коллег, преподавателей вузов. 1 сентября – это не только праздник школьников, но студентов и профессоров. Учеба – это ведь так важно, поскольку человек для того и живет, чтобы познавать мир и исследовать его.
Мирослав Митрофанов. А каким предметам в школе вы отдавали предпочтение?
Татьяна Жданок. Единственный предмет, который мне не очень давался, - пение. С другими проблем не было, школу я закончила с золотой медалью.
Мирослав Митрофанов. Что интереснее – учиться или учить?
Татьяна Жданок. Я достаточно скоро поняла, что по-настоящему освоить предмет можно только тогда, когда ты его преподаешь. Считается, что для этого надо знать о нем раз в пять больше, чем задано программой.
Мирослав Митрофанов. Сегодня прошли торжественные линейки во всех школах Латвии. Отзывы родителей разные. Есть хорошие, есть жалобы на то, что все проходило как бы формально, без души, с оглядкой неведомо на кого. Возможно это влияние штрафов, которые весной этого года были наложены на директоров школ за то, что они провели выпускной вечер на русском языке. Поскольку протестов со стороны парламентской оппозиции не последовало, многие, видимо, решили, что так и должно быть. И даже к первоклассникам директора 1 сентября обратились только на латышском языке.
Татьяна Жданок. Мы уже заявили, что депутаты нашего Сейма не знают или забыли собственный закон о языке. В законе требование использования исключительно государственного языка распространяется только на учреждения госуправления. Школы к таким учреждениям не относятся. Вот ведь пытались оштрафовать за слова, сказанные на русском, и Раймонда Паулса, но не обнаружили в законе оснований для этого, хотя жалоба поступила с концерта, организованного в рамках городского мероприятия - Дня города Лудзы...
Мирослав Митрофанов. Закон о государственном языке, принятый в 2001 году, не менялся, но почему-то стало нормой расширительное толкование его положений в отношении разных категорий людей.
Татьяна Жданок. Печально, что оппозиционные депутаты в латвийском парламенте утратили веру в свои силы и не отстаивают права своих же избирателей. К началу учебного года правящие партии сделали русским школам очередной «подарок»: требование сдавать выпускные экзамены только на латышском языке.
Мирослав Митрофанов. Да, и никакой более свободы выбора.
Татьяна Жданок. Новое правило распространяется и на экзамен по истории, где выпускникам придется давать развернутые ответы на латышском.  Для кого-то это будет дополнительным стрессом.
Мирослав Митрофанов. Поговорим об истории в общеевропейском контексте. Этим летом открылся Музей европейской истории. Он расположен в Брюсселе, рядом со зданием Европарламента и фактически является его продолжением. Музей открыт для осмотра каждый день и сможет принимать порядка сотни тысяч посетителей в год. Каковы ваши впечатления о новом музее?
Татьяна Жданок. Организацией музея занимался в том числе мой коллега и друг – испанский социалист Мигель-Анхель Мартинес-Мартинес. Я была в курсе напряженных споров политиков, курировавших этот проект, и должна признаться, что сомневалась в том, что можно объективно изложить историю Европы без резких уклонов влево, либо вправо. История континента полна противоречивых событий - революций, войн, заговоров всех против всех, эмоциональные последствия которых воздействуют на современную политику. Но когда я осмотрела экспозицию, то с удовлетворением констатировала, что организаторам удалось в целом сбалансировать противоположные подходы и предложить взвешенные оценки. Однако это не оценили польские и наши – балтийские - радикалы. Они чем-то возмущены, возможно, недостаточным антикоммунизмом экспозиции, и на следующей неделе в Европарламенте собираются устроить обструкцию новому музею.  Из Латвии в качестве эксперта приглашен скандальный пропагандист Эдвин Шноре, недавно повторивший русофобские высказывания времен третьего Рейха. 

Мирослав Митрофанов. У европарламентариев закончились летние каникулы, они приступили к работе. Татьяна Аркадьевна, вам поручили вести новый доклад. Расскажите, в чем его суть и чем он важен для жителей Латвии.
Татьяна Жданок. Мы приступили к обсуждению противоречивого документа – предложений Европейской комиссии о введении европейской регуляции для сферы деятельности, пока что, по определению, находящейся в компетенции той или иной страны ЕС. Речь идет о желании Еврокомиссии радикально вмешаться в процесс признания дипломов и сертификации специалистов из стран ЕС для допуска их к работе по регламентированным профессиям в новой стране проживания.
Мирослав Митрофанов. Каких именно профессий?
Татьяна Жданок. Например, врачей, фармацевтов, адвокатов, архитекторов. При переезде этих специалистов в некоторые страны ЕС им приходится учиться всему чуть ли не заново на протяжении 5-7 лет. Страны–члены ЕС сами устанавливают требования. Теперь центральные власти Евросоюза предлагают ввести механизм проверки этих требований с точки зрения соразмерности общественным интересам. Если в результате проверки будет выявлено, что законодательство какого-то государства предъявляет слишком жесткие требования, Европа сможет вмешаться.
Мирослав Митрофанов. Почему Еврокомиссия этим занялась?
Татьяна Жданок. Еврокомиссия фактически хочет поддержать левый либерализм, запретить странам ЕС воздвигать лишние барьеры. Не секрет, что страны Восточной Европы на рынке труда фактически демпингуют. Их специалисты, переезжая в «богатые страны ЕС», снижают там уровень зарплат в определенной специальности. Дополнительные требования, выдвигаемые странами, направлены на ограничение демпинга. Однако критики предложения Еврокомиссии указывают и на угрозу из-за вмешательства Еврокомиссии снижения требований к квалификации людей той или иной специальности, что тоже нехорошо.  Всем нужны действительно знающие юристы или, скажем, доктора. Найти новой баланс – где повысить уровень требований, а где снизить, будет трудно.
Мирослав Митрофанов. Еврокомиссия также заявляет, что необходимо стимулировать мобильность передвижения на европейском континенте. Вероятно, с учетом практики США, где на огромным пространстве – от океана до океана, люди время от времени собирают свои вещи, садятся в машину, переезжают из штата в штат и сразу приступают к работе, не ожидая результатов сертификации со стороны властей. Возможно, Еврокомиссия задумалась о том, что в одной стране ЕС может быть перепроизводство специалистов той или иной профессии, а где-то их может не хватать. Поэтому и зашла речь о стимуляции мобильности и разработке общих для всех регламентирующих документов. Говоря о перепроизводстве специалистов, для примера можно привести Бельгию, где, в отличие, скажем, от Великобритании, на протяжении десятилетий наблюдалось перепроизводство врачей. И там ввели столь высокие стандарты признания дипломов, что людям из другой страны фактически невозможно стать врачом.
Татьяна Жданок. А в Германии - наоборот. Немцы с удовольствием приглашают к себе специалистов из Восточной Европы, даже оплачивая им курсы обучения немецкому языку. Еврокомиссия хочет иметь право вмешиваться в эти процессы.
Мирослав Митрофанов. Помимо Европарламента, который сейчас сопротивляется неуемным порой аппетитам Еврокомиссии, существует еще одна институция Евросоюза, которая пока молчит, но ради которой, наверное, и предпринимаются попытки регуляции требований в отношении регламентированных специальностей. Я имею в виду Европейский суд справедливости в Люксембурге. Если человек считает, что в стране, куда он переехал, незаконно не признают его диплома, он сможет обжаловать отказ в суде Люксембург. Но это о перспективах. А какова ваша позиция?
Татьяна Жданок. Я считаю, что европейские регламентирующие нормы нужны, но при этом они не должны приводить к понижению уровня квалификации специалистов. Хотя есть несколько стран, которые категорически против изменений. В первую очередь это Германия, потом Франция, еще и Австрия.
Мирослав Митрофанов. Жители Латвии скорее всего испытывают на этот счет противоречивые чувства. С одной стороны, если друзья, родственники, поехали работать в богатую европейскую страну, мы бы хотели, чтобы они там нормально устроились. Но, с другой стороны, наша страна становится все беднее в отношении человеческого капитала, люди уезжают и уезжают в ту же Германию. Было бы интересно послушать мнение профсоюзных объединений, скажем, латвийских медиков и юристов – как бы они отнеслись к предложению Еврокомиссии.
Татьяна Жданок. Я уже обратилась к профсоюзам и профильным министерствам, чтобы понять позицию наших специалистов и нашего государства.

Мирослав Митрофанов. Перейдем к другой теме. Скажите, какое событие последних месяцев вам показалось особенно значимым?
Татьяна Жданок. Введение санкций США против России. Случился как бы переход количества в качество, в новое качество ведущейся гибридной войны. Санкции показали, что Соединенные Штаты так и не отказались от глобальной экспансии, все еще хотят оставаться диктатором, единственным полюсом в прежде, до поражения СССР, двухполярном мире. Хотя даже по законам физики два полюса придают баланс и в то же время некоторую энергию различным процессам. С приходом Трампа поначалу казалось, что Штаты хотят обратиться прежде всего к решению своих внутренних проблем, без тотальной экспансии во внешний мир.
Мирослав Митрофанов. А что же произошло?
Татьяна Жданок. Против президента Дональда Трампа – политическая элита и финансовый капитал, все те, кто делает деньги «из воздуха». Есть и другие серьезные игроки – скажем, те, что делают деньги на торговле оружием.
Мирослав Митрофанов.  У этих новых американских санкций есть еще одно измерение, которого раньше не было: санкции затронули интересы больших европейских стран, что уже вызвало протесты с их стороны.
Татьяна Жданок. Это действительно существенный поворот, поскольку санкции распространяются не только на российских юридических лиц, но они и против европейцев, сотрудничающих с Россией. И даже против конкретных проектов, в частности, против «Северного потока 2». Однако это привело к определенным сбоям в прежде дружном антироссийском хоре. Кстати, на следующей неделе в Европарламенте ждут официального сообщения межпарламентской делегации по сотрудничеству с Россией – об угрозах, к которым ведут санкции США.
Мирослав Митрофанов. Кто проявляет набольшую активность в организации слушаний?
Татьяна Жданок. Председатель комитета - депутат из Германии. Будет выступать и представитель Еврокомиссии.
Мирослав Митрофанов. Через несколько недель в Германии состоятся выборы. Не только для Германии, но и для всего Евросоюза это тоже наверняка значимое событие. В нашей радиопрограмме «Тема недели» мы еще не раз к ним обратимся.

?

Log in

No account? Create an account